Броненосцы Австро-Венгрии

Создателями австрийского броненосного флота считаются два человека. Первый из них — эрцгерцог Фердинанд-Макс, брат кайзера Франца-Иосифа I, ко­мандующий флотом. Он своевременно оценил значе­ние брони и сумел убедить консерваторов в необхо­димости ее широкого внедрения. Второй — главный кораблестроитель Йозеф фон Ромако, талантливый инженер, спроектировавший немало кораблей раз­ных классов и внедривший множество новаций, впос­ледствии заимствованных в других странах.

Чтобы по достоинству оценить деятельность этих людей, достаточно привести красноречивый факт: Ав­стро-Венгрия вместе с Великобританией были единст­венными в Европе странами, чей броненосный флот полностью строился на собственных верфях. Даже Франция купила в 1867 г. большой броненосец бере­говой обороны «Rochambeau» в США. Конечно, ко­раблестроение «двуединой» монархии трудно срав­нить по размаху с аналогичной отраслью промышлен­ности «владычицы морей», но все же оно создало собственную школу.

Первыми броненосцами австрийского флота яви­лись небольшие деревянные парусно-винтовые фре­гаты «Drache» и «Salamander», официально имено­вавшиеся «броненосными батареями».

Следующие две серии — это броненосцы типов «Kaiser Max» и «Erzherzog Ferdinand-Max» — увели­чившиеся в размерах «саламандеры», с более силь­ными машинами и большим количеством пушек. Правда, качество их артиллерии осталось прежним: в основном это были дульнозарядные 68-фунтовые ору­дия. Заказанные для последних кораблей современ­ные 210-мм пушки Круппа так и не были получены из-за войны с Пруссией; позже броненосцы перевоору­жили на 178-мм английские орудия Армстронга.

Именно корабли данных трех типов составили ко­стяк эскадры контр-адмирала Тегетгофа в бою у ост­рова Лисса в 1866 году. Они обладали весьма зауряд­ными данными, артиллерия и маневренность оставля­ли желать много лучшего. Вместе с тем первые австрийские броненосцы были защищены броней от­личного качества (производства штирских заводов).

Военно-политическое руководство Австро-Венг­рии основное внимание уделяло сухопутным вой­скам. Доля морских расходов в бюджете империи ко­лебалась в пределах 7,5—15,5%. За 15 лет, прошед­ших после вступления в строй казематного броненос­ца «Tegetthoff» (1881 г.) австрийцы построили только 2 новых броненосца, в то время как итальянцы 9, при­чем значительно более крупных и мощных.

К середине 90-х годов XIX века некогда грозный флот габсбургской империи состоял из безнадежно устаревших «утюгов», на которых, как мрачно шутили австрийские моряки, в случае войны «хорошо уми­рать, но плохо сражаться». Прогресс в области артил­лерии, брони, корабельной энергетики, свел к нулю боевое значение всех броненосцев, имевшихся у «ло­скутной империи».

В это время должность главного строителя австрийского флота занял инженер Зигфрид Поппер. С его именем связано возрождение «императорского и королевского флота».

Характерной особенностью броненосцев Поппера являлось весьма малое водоизмещение по сравне­нию с водоизмещением равных им по силе кораблей других флотов. Этого он достиг за счет особой точно­сти расчетов при проектировании, а также благодаря сокращению запасов угля.

Поппер стремился создавать броненосцы доста­точно мощные и мореходные, но имевшие небольшие размерения и радиус действия. Такой подход был вполне рационален: поскольку страна не имела за­океанских колоний, ее интересы не выходили за пре­делы Средиземного моря, а главным потенциальным противником являлся итальянский флот, расстояние до баз которого было совсем небольшим.

Ленты новостей