Гребные суда имели собственную движущую силу и обладали способностью независимо ма­неврировать даже при условии неблагоприятных и противных ветров. В противоположность им ход и маневры парусного судна полностью зави­сели от ветра. Это обстоятельство, естественно, обуславливало и меняло тактику и боевой поря­док флотов.

Возможность независимого маневра была при­чиной, по которой гребные галеры продолжали использоваться в качестве военных судов в Сре­диземноморье вплоть до XVIII столетия, тогда как военно-морские силы ведущих морских дер­жав обладали уже флотами, состоявшими исклю­чительно из парусников, и соответственно это­му разрабатывали свою боевую тактику.

Существовал переходный период, во время ко­торого флоты комплектовались как из парусных, так и из гребных судов. В Венецианской рес­публике флотилия парусников именовалась «тя­желым флотом», а гребные галеры — «легким флотом». Морские сражения между смешанны­ми флотами из трехпалубных парусных судов и галер имели место в Средиземноморье до 1714 г., когда Венеция выставила флот из двадцати двух Трехпалубных парусных судов, двух галеасов и тридцати трех галер против турок, флот кото­рых насчитывал пятьдесят восемь трехпалубных парусников и тридцать четыре галеры. В 1716 и 1717 гг. венецианский флот все еще состоял из трехпалубных парусных судов и галер, тогда как во Франции, Англии, Голландии и Испании греб­ные суда исчезли почти столетие назад. К 1700 г. только в шведском и русском флотах и в неко­торых средиземноморских военных эскадрах все еще сохранялись галеры, да и то благодаря спе­цифическим условиям, при которых им приходи­лось действовать во внутренних закрытых морях и водоемах.

Одно из первых морских сражений парусных судов в Средиземноморье произошло 5 августа 1435 г. у острова Понза между испанским фло­том Альфонсо Арагонского и генуэзским флотом под командованием Бьяджио Ассерето. В этой битве арагонский флот, насчитывавший четыр­надцать парусников и одиннадцать галер, был ата­кован девятью генуэзскими парусными когами и тремя галерами. Бой протекал исключительно между парусными судами, чьи команды, напа­давшие друг на друга с грапнелями (трех- или четырехконцовая «кошка», абордажный крюк), яростно сражались, пытаясь взять противника на абордаж. Галеры при этом играли второстепен­ную роль. Победа досталась генуэзцам, в резуль­тате чего король Альфонсо был пленен. Из этой битвы, а также и из некоторых дру­гих сражений того же периода, невозможно из­влечь какое-либо заключение о применявшейся тактике боя. Пантеро Пантера в начале семнад­цатого века свидетельствует, что построение по­лумесяцем, которое было наиболее широко рас­пространенным боевым порядком галер, не годи­лось для парусников, поскольку ветер, благоприятный для судов на одном фланге, оказывался неблагоприятным для таковых на противополож­ном. Исходя из этого он предлагает, чтобы наибо­лее крупные и мощные суда располагались на на­ветренном фланге, средние — в центре, а наибо­лее мелкие и слабые — на подветренном фланге.

Строй «полумесяцем» сохранялся в военно-морских уставах флотов, о чем свидетельствуют документы, описывающие построение, принятое французским флотом короля Франциска I 19 июля 1545 г. у острова Уайт в битве против англи­чан. На правом крыле располагались тридцать шесть судов, в центре — тридцать, и на левом крыле — тридцать шесть. Галеры были отправ­лены вперед, для нападения на парусные суда противника.

Лишь с середины XVII в. удается найти пер­вые примеры других боевых построений и так­тических маневров, предпринимавшихся в боль­шинстве случаев эскадрами с использованием благоприятного ветра.

0
Ленты новостей