Изменение тактических приемов боя

Надо отметить, что в то время как на гале­рах- все то небольшое количество артиллерии, которое имелось на каждом судне, размещалось в носовой части, на парусных судах большинст­во орудий располагалось вдоль бортов и лишь отдельные орудия могли вести огонь вперед и назад. Вместо того, чтобы концентрироваться в одном месте, огневая мощь, таким образом, рас­пределялась равномерно по обоим  бортам.

По этой причине суда приняли основным бо­евым ордером (регламентированное командующим по направлениям и дистанциям расположение во­енных кораблей на переходе морем и во время боя) кильватерную колонну (боевой и походный строй кораблей в одну линию, гуськом, друг за другом), чтобы добиться максимально эффектив­ного использования своей ударной силы, то есть артиллерии того или иного борта. Тактика мор­ского боя стала совершенно отличной от такти­ки, применявшейся галерами, и вместо сближе­ния «лицом к лицу» для абордажа и яростной рукопашной схватки с применением личного ору­жия флоты стали воевать друг с другом, идя под парусами параллельными курсами на рас­стоянии, равном дистанции орудийного выстре­ла, или уходя за корму при перемене галса (курс судна относительно ветра. Менять галсы — зна­чит идти зигзагообразным курсом). Впрочем, и на парусном флоте практика абордажных боев как средства достижения победы в сражении не была  полностью отброшена.

Крупные военные суда стали называться «ли­нейными кораблями» — выражение, возникшее впервые в «Боевой инструкции» Британского Ад­миралтейства в 1653 г. Построение в кильватер­ную колонну привело к тактическому маневру, получившему название «прорыва линии», — ма­невру, при котором флот прорывал кильватер­ную колонну противника в одной или двух точ­ках, разбивал его строй и затем нападал на каж­дую группу судов в отдельности, прежде чем от­резанные головные суда колонны успевали сма­неврировать и  прийти на  помощь.

Одним из первых примеров боя с «прорывом линии» было сражение у Ярмута 2 июня 1653 г. между голландским флотом под командованием Ма­артена Тромпа и английским, которым командо­вал адмирал Монк. Как обычно, флоты были раз­делены на три эскадры: авангардом голландцев командовал адмирал Эвертзоон, центром — Ма­артен Тромп, а арьергардом — адмирал Рейтер. Головной эскадрой британцев командовал адми­рал Лоусон, центром — Монк и арьергардом — Дин.

Британский флот состоял из ста двадцати пяти судов, выстроенных строго по кильватеру, и поль­зовался благоприятным ветром. Голландский флот имел девяносто восемь судов и несколько бран­деров (судно, нагруженное горючими и взрывча­тыми веществами, которое поджигали и пускали по ветру или течению на неприятельские кораб­ли). В первый день сражения авангард англичан рассек колонну противника, отрезав голландский арьергард, который был окружен, но с помощью своевременного маневра Тромп пришел на вы­ручку и освободил его. На второй день к бри­танцам прибыло подкрепление из восемнадцати судов под командованием адмирала Блейка, ко­торый  и закончил  сражение в пользу англичан.

В эпоху гребных флотилий одним из такти­ческих приемов было держать определенное чис­ло резервных судов укрытыми поблизости от рай­она боевых действий, с тем чтобы ввести их в сражение — по возможности со стороны вра­жеского тыла — в наиболее подходящий момент. В эпоху парусников подобная тактика больше не применялась. Поскольку эволюции, т. е пере­движения судов в составе эскадры с целью со­здания выгодной группировки сил и средств, за­висели от ветра, было неразумным выделять из общего строя суда, которые затем при перемене или ослаблении ветра уже не могли бы догнать остальных.   Командующие   флотилиями,   обычнорасполагавшие свои суда во главе центральной эскадры, считали долгом чести — если сражение велось на параллельных курсах — вступать в бой друг с другом точно так же, как это делали когда-то капитаны флагманских галер на гребных су­дах.

Мы подчеркнули важность позиции с навет­ренной стороны, ибо это давало преимущество в выборе момента атаки, облегчало посылку брандеров в сторону неприятельского строя, обеспечивало более быстрое восстановление нор­мального обзора, поскольку ветер относил прочь дым орудийных залпов, и наконец суда, накло­няясь благодаря ветру, наполнявшему их пару­са, в сторону неприятеля, погружали в воду большую часть своих корпусов, представляя тем самым меньшую цель для орудийного огня. Однако и подветренная позиция имела свои пре­имущества, например, возможность поврежден­ных в бою судов покинуть строй, скатившись еще дальше под ветер под защиту других. Бо­лее того, суда, наклоненные в противополож­ную от неприятеля сторону, могли вести огонь орудиями нижней палубы, наиболее мощными. Наконец подветренная эскадра могла навязать противнику вопреки его воле бой в узком про­ливе. В общем, наветренная позиция благопри­ятствовала наступательным действиям, тогда как подветренная благоприятствовала оборонитель­ным  маневрам.

0
Ленты новостей