Новая конструкция трехпалубных судов

Во второй половине 1600-х гг. галеон подверг­ся усовершенствованию, превратившему его в трехпалубный военный корабль. Эта трансфор­мация предусмотрела исчезновение громоздких многопалубных надстроек на носу и корме, которые были уменьшены до полуюта и полубака высотой всего в один твиндек и стали, как пра­вило, незаметными, поскольку находились на том же уровне, что и обшивка фальшборта на глав­ной палубе. Характерной чертой трехпалубников XVII—XVIII вв. являлась форма кормы, которая в своей надводной части была прямой, ровной, сверкала вычурными резными украшениями, по­золотой, а также рядом широких застекленных окон для кают офицеров, командиров и пассажи­ров высокого ранга. В парусном вооружении этих трехпалубников можно заметить постепенное ис­чезновение блиндов и принятие на вооружение кливеров (передний косой парус на носу между фок-мачтой и бушпритом) и стакселей (косой парус между задними мачтами).

Когда стали делать закругленной надводную часть кормы, отказались от резных украшений и полностью исчезли блинды, трехпалубники при­няли ту законченную форму, которая сохраня­лась до середины XIX столетия. Трехпалубники были наиболее крупными из военных кораблей, и вплоть до конца XVIII в. их размеры и боевая мощь определялись коли­чеством пушек. Так, например, характеризовал­ся «Васа» — шестидесятичетырехпушечный швед­ский трехпалубник, или «Ла Куронн» — семиде­сятидвухпушечный французский трехпалубник. Другой метод классификации, различавший суда по рангам, или классам, основывался, опять-таки, на количестве орудий: трехпалубный корабль с количеством пушек от семидесяти до восьмиде­сяти относился к первому рангу, судно с чис­лом пушек от пятидесяти до шестидесяти — ко второму, и так далее. В 1700 г. эта довольно грубая классификация была заменена другой, по которой в дополнение к количеству пушек при­нималось во внимание также и количество объ­единявших их артиллерийских батарей, расположенных вдоль бортов судна. Так, у трехпалуб­ного корабля было три расположенных друг над другом батареи орудий, включая батарею на глав­ной палубе, и таким образом (как подсказывает название) он имел три палубы; фрегат имел две расположенные друг над другом батареи и поэтому имел две палубы; наконец, корвет имел лишь одну батарею и поэтому одну палубу.

Что касается парусов, то трехпалубные ко­рабли, фрегаты и корветы имели по три мачты с прямым парусным вооружением, бушприт и кливера. Само собой разумеется, что по мере уменьшения размеров корпуса судна уменьшались и мачты, и паруса. Вообще говоря, трехпалубные суда относились к военным, или линейным кораблям, тогда как фрегаты и корветы, не столь мощно вооруженные, не входили в состав основных боевых фор­мирований эскадры.

Суда, имевшие вместо трех мачт с прямыми парусами лишь две назывались бригами. Если вместо прямых парусов у них были две или три мачты с косы­ми парусами, другими словами, бизани (самая задняя мачта, обычно имеющая гафельное воору­жение) и гафели (наклонное рангоутное дерево, служащее для крепления и растягивания верх­ней кромки косого паруса, имеющего форму не­правильной трапеции), но ни в коем случае не латинскими, они назывались шхунами. Судно с прямыми парусами на задней мачте и косыми на передней классифицировались, как бриганти­на. У этих судов обычно была только одна па­луба и одна артиллерийская батарея.

0
Ленты новостей