Крейсер «Emerald» (1876 г)

Крейсер «Emerald» (1876 г) (Перейти к изображению)

Композитные корветы, разработанные Натаниэ­лом Барнеби. Корабли получили столько же уни­кальную, сколь и неудачную конструкцию — вооб­ще-то нехарактерную для англичан, но обусловлен­ную рядом модных в то время доктрин.

Постройка стальных крей­серов-авизо «Iris» и «Mer­cury», развивавших скорость 18 узлов, сделала все осталь­ные материалы, применявши­еся для сборки корпуса ко­рабля, устаревшими. Соот­ветственно, период интереса к композитным (то есть пост­роенным из разных материа­лов — дерева, железа и ста­ли) кораблям был очень не­долгим.

Связано это было (как и у цельнодеревянных, и у первых железных крейсеров) с серьезной пробле­мой правильного распределения весов и постоянной боязнью строительной перегрузки или недогрузки корпуса. В то же время композитная конструкция обеспечивала значительную продольную прочность корпуса, что давало кораблестроителям большую свободу в выборе обводов и распределении весов.

В конструкцию новых кораблей была к тому же положена теория, гласившая, что предельно острые обводы корпуса обеспечивают кораблю высочай­шую скорость. Она выводилась из опыта эксплуата­ции знаменитых чайных клиперов, ходивших между Европой и Восточной Азией и снабженных очень ос­трым, так называемым «абердинским» форштевнем, позволявшим легко рассекать даже свежую волну. Этот эффект усиливался еще и тем, что обводы кор­пуса по ватерлинии резко сужались к носовой око­нечности так, что форштевень напоминал клинок но­жа. Следовательно, центр тяжести судна смешался назад, а носовая оконечность получала большую плавучесть, легко «взбираясь» на волну.

Применительно к корветам типа «Emerald», од­нако, эта теория не оправдалась. Конструкторы как-то упустили из виду, что боевой корабль — не чай­ный клилер: на нем необходимо разместить гро­моздкую машину и запасы угля, не говоря уже об артиллерии и боезапасе.

Для обеспечения плавучести крейсера получили короткую центральную секцию корпуса с очень пол­ными обводами: хотя зауженные оконечности час­тично и компенсировали гидродинамические недо­статки такого решения, в плохую погоду корабли бы­ли подвержены сильной килевой качке. Кроме того, небрежно рассчитанные обводы подводной части корпуса привели к рысканью крейсеров на курсе и снизили скорость при движении под парусами — не более 12 узлов.

Силовой набор и киль крейсеров этой серии бы­ли изготовлены из кованого, а штевни — из литого железа. Обшивка состояла из двойного слоя тиково­го дерева: внутренний толщиной 89 мм, внешний — 76 мм. Первый слой крепился непосредственно к на­бору корпуса, а внешний — к первому; между обо­ими слоями укладывалась водостойкая прослойка. Водонепроницаемые переборки упирались в верх­нюю палубу.

«Garnet» и «Tourmaline» получили машину фир­мы «Hawthorn», «Emerald» — «Thompson», «Opal» — «Robert Napier», остальные — «Earle».

Горизонтальные ПМ типа «компаунд» (по одному цилиндру высокого и низкого давления) оказались далеки от совершенства, что стало прямым следстви­ем порочной политики Адмиралтейства: при проведении тендеров на поставку во флот машин было предписано прежде всего обращать внимание на их низкую стоимость.

Качество изготовления ставилось на второе мес­то. Понятно, что дешевые главные механизмы обла­дали низкой надежностью. Например, машина крей­сера «Tourmaline» имела настолько отвратительное качество, что старший инженер-механик корабля на почве нервного срыва покончил с собой!

Все орудия были установлены на сдвижных стан­ках. По траверзу могли вести огонь одновременно пять 64-фунтовок, в оконечности — по одному (че­рез концевые порты в каждом борту корабля). При­мерно в 1882—1886 все старые пушки на крейсерах «Emerald» и «Tourmaline» заменили на четыре 152-мм и восемь 127-мм казнозарядных орудий. Ше­стидюймовки были установлены в больших спонсо­нах, смонтированных на каждом борту, 127-мм пуш­ки — между кормовым и носовым спонсонами. «Garnet» перевооружили на 14—127-мм орудий: де­сять из них стояли в бортовых батареях, еще четыре вели огонь в оконечности и размещались под насти­лом полуюта и полубака. К 1890 на кораблях устано­вили по семь — девять пулеметов.

После ввода в строй корветы получили рангоут корабельного типа (площадь парусов 1645 кв. м). Нижняя часть мачт до стеньг выполнялась из железа. В 1880—1890 все корабли постепенно получили па­русное вооружение барка.

«Opal» и «Turquoise» сдали на слом в 1892, «Emerald» и «Garnet» в 1904 и 1906, остальные в 1920-1921.

0
Ленты новостей