Крейсер «Powerful» (1895 г)

Крейсер «Powerful» (1895 г) (Перейти к изображению)

Крейсер «Terrible»  (фото 1898 г)

Крейсер «Terrible» (тип «Powerful») (фото 1898 г) (Перейти к изображению)

Крейсера 1-го класса, спроектированные Уайтом, более известные как «большие бронепалубные крейсера». Уникальные корабли, не имевшие миро­вых аналогов и созданные в качестве «ответа» на строительство в России нового поколения броне­носных океанских рейдеров «Рюрик» и «Россия». Конструктор, задавшись целью обеспечить уверен­ное достижение 22-узлового хода, заложил в проект огромную длину корпуса (сделав их самыми длинны­ми боевыми кораблями мира) и водоизмещение, превышавшее таковое у большинства тогдашних эс­кадренных броненосцев. В проекте впервые приме­нено значительное количество конструктивных эле­ментов, впоследствии принятых на крейсерах всех флотов, а резерв водоизмещения был затрачен на установку мощнейшей энергетической установки и внушительного запаса угля.

Корпус корабля имел двойное дно на всем протя­жении; форштевень весом 15 тонн был изготовлен из фосфористой бронзы, такой же материал использо­вался для изготовления шпангоутов. Длина помеще­ний, выделенных для машин и котлов, достигала 76,8 метров, они разделялись продольной и четырьмя по­перечными переборками на отделения: в двух были размешены машины, в остальных восьми — котлы. Переборки одновременно служили опорами для броневой палубы.

Новые корабли получили на одну палубу (шлю­почную) больше, нежели построенные до них крей­сера 1-го класса. Корпус корабля был разделен на 236 водонепроницаемых отсеков. Угольные ямы, размещенные над карапасной броневой палубой, продолжались на всю длину КО и МО, усиливая их защиту.

Свод броневой палубы имел высоту 3,2 метра: го­ризонтальная часть палубы возвышалась на 1,1 м вы­ше ватерлинии, скосы присоединялись к бортам крейсера в 2,1 метрах ниже ее уровня. Большая кри­визна палубы была вызвана необходимостью цели­ком скрыть под ней высокие машины вертикального типа.

Кроме ЭУ, под броневой палубой находились ар­тиллерийские и минные погреба, а также торпедные аппараты. Над ней размещались угольные ямы, про­довольственные склады, цистерны с водой, помеще­ния для личного состава, камбузы.

Толщина палубы достигала 152 мм в районе ма­шинных отделений, 63 мм в остальной части, 102 мм над погребами, 51 мм в носовой оконечности и 76 мм — в кормовой. Броневая палуба состояла из трех слоев стальных плит, соединенных проволокой.

Винты приводились во вращение двумя четырех­цилиндровыми машинами тройного расширения. Пар вырабатывали 48 новейших водотрубных кот-лов Бельвиля, впервые примененные на крупных британских боевых кораблях. Котлы устанавлива­лись в восьми КО.

В каждой из четырех кормовых кочегарок нахо­дилось по 8 котлов, разделенных на три группы; пе­редняя и задняя группы состояло из двух котлов, расположенных рядом, центральная — из двух пар, развернутых друг от друга в нос и корму. Остальные 16 котлов размещались в четырех носовых КО {по­парно с каждой стороны переборки). Количество котлов привело к тому, что новые корабли стали пер­выми четырехтрубными британскими крейсерами.

Применение водотрубных котлов вызвало массу проблем, связанных с недостатком опыта в их по­стройке и обслуживании. Например, оба крейсера вышли на испытания в 1896, но выявленные непо­ладки в машинах заставили вернуть их на верфь для доработок.

Вообще поломки в ЭУ преследовали эти корабли на протяжении всей их службы. Зато ходовые ка­чества оказались отличными: на мерной миле «Powerful» развил 21,8 узла при мощности 25.886 л.с, «Terrible» — 22,4 узла при 25.572 л.с. Высокую скорость хода крейсера могли довольно долго поддерживать и при свежей погоде в открытом море. Вскоре после первых испытаний высоту ды­мовых труб увеличили, чтобы усилить тягу в котлах.

Впервые 234-мм орудия были установлены в пол­ностью бронированных башнях, для наведения ору­дий ГК впервые использовался электропривод. Эле­ваторы для подачи боезапаса также бронировались. восемь 152-мм орудий размещались в разнесенных к оконечностям двухъярусных казематах полукруг­лого сечения (впервые в британской практике). Ос­тальные четыре орудия находились в индивидуаль­ных казематах на главной палубе: последние были перестроены в двухъярусные в 1902-1904, когда крейсера довооружили четырьмя 152-мм пушками, установленными на верхней палубе.

Башни ГК дополнялись невысокими кольцевыми барбетами, а элеваторы 234-мм снарядов защищали 51-мм броневые шахты, упиравшиеся внизу в броне­вую палубу. Основу носовой надстройки составляла цилиндрическая боевая рубка (внутренний диаметр 2,89 м). За ходовым мостиком находилась фок-мач­та, снабженная двумя боевыми марсами и прожек­торной площадкой.

Броневая палуба, бронирование барбетов и казе­матов явно уступали мощным главным поясам крей­серов вероятных противников. К этому необходимо прибавить большую высоту небронированного бор­та и неудовлетворительную маневренность (большая длина корпуса обусловила значительный диаметр циркуляции) кораблей, прозванных в британском флоте «белыми слонами» и «плавучими мишенями».

Двухъярусные шестидюймовые казематы оказа­лись неудачными (при свежем волнении они захлес­тывались волнами, а потому бездействовали); тем не менее от такого расположения артиллерии страдало еще не одно поколение английских кораблей. К не­достаткам проекта надо добавить и огромную для своего класса численность экипажа, очень дорогую эксплуатацию. Все же большая высота надводного борта сделала «большие крейсера» хорошими мо­реходами.

Неоправданной оказалась и сама постройка столь узко специализированных, крайне дорогих (стоимость постройки вдвое превзошла таковую у серии «Edgar») и неэкономичных крейсеров: в бри­танских журналах того времени писали, что если бы англичане вовремя получили возможность ознако­миться с конструкцией «Рюрика», то эти корабли ни­когда не были бы созданы. Дело в том, что открыто расположенная артиллерия весьма грозно выглядев­шего русского рейдера была практически не защи­щена от вражеских снарядов; в условиях реального боя с «Рюриком» мог справиться и обычный броне­палубный крейсер.

В 1902-1904 крейсера довооружили и перевели на нефтяное отопление котлов, но к тому времени их тактическая ущербность и полная ненужность были уже очевидны. Правда, еще раньше просторные вну­тренние помещения и высокая крейсерская скорость навела англичан на мысль использовать «Powerful» и «Terrible» в качестве быстроходных войсковых транспортов.

В 1899, во время англо-бурской войны, оба ко­рабля прославились тем, что быстро доставили в Капскую колонию две бригады морской пехоты, ко­торые сразу бросили на деблокаду осажденного противником Ледисмита.

После модернизации крейсера в основном отста­ивались в резерве. В боях мировой войны участия они практически не принимали.

«Terrible» был разоружен и некоторое время ис­полнял уже привычную роль войскового транспорта, в 1915—1920 служил плавучей казармой в Портсму­те, затем стал стационарным учебным кораблем «Fisgard III». Сдан на слом в 1932.

«Powerful» с 1912 являлся портовым учебным судном в Девонпорте, а в 1919 переименован в «Impregnable II». Продан на слом в 1929.

0
Ленты новостей