Крейсер «Spartan»  (1891 г)

Крейсер «Spartan» (тип «Apollo», серия II) (1891 г) (Перейти к изображению)

Крейсер «Rainbow» (1891 г)

Крейсер «Rainbow» (тип «Ароllо», серия II) (1891 г) (Перейти к изображению)

Крейсера 2-го класса. Подразделяются на две се­рии: собственно «Apollo» (11 единиц, спущенные на воду в мае 1890 — феврале 1891) и «Sinus» (10 еди­ниц, спущенные в октябре 1890— ноябре 1891, и от­личавшиеся только древесно-медной обшивкой под­водной части корпуса). За счет утяжеления корпуса водоизмещение этих кораблей достигло 3657 т, ши­рина — 13,31 м; осадка — 5,64 м; скорость на фор­саже машин упала до 19,75 узла.

Все корабли были построены в соответствии с «Актом о морской обороне» 1889. Представляли со­бой увеличенную версию крейсеров типа «Medea» с основным вооружением, представленным новейши­ми скорострельными орудиями различных калибров. Как и прототип, новые крейсера отличались малой высотой надводного борта, а потому в задней части полубака палуба была сделана выпуклой. Несмотря на ряд улучшений, они тоже оказались весьма «мок­рыми» и маломореходными, следовательно, облада­ли слабой боеспособностью в открытом море.

152-мм пушки стояли в оконечностях, 120-мм раз­мещались побортно, по три в щитовых установках на верхней палубе, без спонсонов. Это конструктив­ное решение подверглось острой критике из-за не­возможности ведения огня в нос и корму концевыми 120-мм орудиями: таким образом, по этому важному параметру «аполлоны» серьезно уступали большин­ству современных им иностранным крейсеров.

Все 57-мм скорострелки были также установлены на шкафуте (четыре в промежутках между 120-мил-лиметровками и по две на главной палубе в оконеч­ностях, ведя огонь через порты).

Два торпедных аппарата были установлены на верхней палубе на траверзе грот-мачты и имели 90-градусный угол горизонтальной наводки. Портик курсового ТА был прорезан в форштевне (сам аппа­рат тоже находился на верхней палубе), кормовой ТА стоял на главной палубе.

Броневая палуба в плоской части достигала тол­щины 37 мм, на скосах — 51 мм. Выступавшие вверх цилиндры паровых машин по окружности были при­крыты 127-мм гласисом.

В ЭУ была использована новинка — вертикаль­ные двухцилиндровые машины тройного расшире­ния, сообщавшие кораблю высокую по тем време­нам скорость. Обе ПМ были установлены по парал­лельной схеме и отделены друг от друга продольной водонепроницаемой переборкой. В кормовом КО находились два двойных котла, в носовом стоял один двойной и два одинарных. При этом в форсиро­ванном режиме машины «выжимали» 9226— 9281 л.с, а скорость хода достигала 20 узлов.

Большинство единиц серии на испытаниях легко развили контрактную скорость и, в общем, крейсера этого типа оценивались как хорошие ходоки. Даже частые поломки в машинах и вызванное ими посте­пенное падение скорости хода мало сказались на маневренных качествах кораблей до самого конца их службы.

«Apollo», «Andromache», «Intrepid», «Iphigenia», «Latone», «Naiad», «Thetis» в 1907—1910 переобо­рудовали в минные заградители (4—120-мм орудия, 100-140 якорных мин). Четыре колеи минных рель­сов проходили от полубака. На «Thetis» и «Iphige­nia», прошедших переоборудование первыми, мины предполагалось сбрасывать со специальных эстакад, но этот метод оказался излишне сложным. Поэтому на этих и всех последующих кораблях установили более привычные нам двухколейные рельсовые пути на верхней палубе; мины на якорных тележках про­талкивали к корме и сбрасывали в воду с направля­ющих у кормового среза.

Хотя переоборудованные крейсера были слиш­ком тихоходными для действий во вражеских водах, они оказались довольно удачными заградителями, поставив в 1914—1915 около 8000 мин в 22 походах. Впоследствии на смену «аполлонам» пришли более крупные крейсера-заградители, перестроенные тор­говые корабли, скоростные легкие крейсера и эс­минцы. Старые корабли приспособили тогда для ре­шения вспомогательных задач.

«Sybille» погиб в результате навигационной ава­рии 16.01.1901.

«Rainbow» с 4.08.1910 стал учебным кораблем Королевского канадского флота и постоянно нахо­дился в Эскимальте (Британская Колумбия).

В 1910—1911 были проданы на слом «Melampus», «Pique», «Retribution» и «Tribune».

«Indefatigable», чье название понадобилось вновь заложенному линейному крейсеру, был переимено­ван в «Melpomene». Крейсер, в течение года слу­живший в Учебной эскадре, сдали на слом в 1913.

В 1913 за ним последовали «Aeolus» (с 1911 так­же служил в Учебной эскадре), «Scylla», «Terpi­schore».

Остальные 11 кораблей приняли участие в пер­вой мировой войне.

«Sappho» в 1912—1915 служил тендером-плав­базой флагманского корабля 1-го флота. «Sirius» в 1905-1912 находился в Резервном отряде Девон-порта, затем был направлен в Учебную эскадру.

Впоследствии крейсера использовались как плав­базы: «Andromache» с 1915 в Средиземном море (че­рез два года к нему присоединился «Latona»), «Apollo» с 1918 — при 4-й флотилии эсминцев, «Naiad» с 1917 — блокшивом-плавбазой в Тайне.

«Rainbow» служил плавбазой всю войну, «Thetis», «Intrepid* и «Iphigenia» — в 1916-1917, причем на завершающем этапе два последних ко­рабля находились & русских портах Белого моря.

«Thetis», «Intrepid», «Iphigenia» были затоплены с целью блокады фарватера на рейде Зеебрюгге (ба­зы германских подводных лодок) в ночь 23.04.1918. Старые крейсера загрузили цементом; их задачей была закупорка каналов своими корпусами.

В 1.20, когда на рейде Зеебрюгге начался бой между британскими кораблями и немецкими силами береговой обороны, «Thetis» двинулся к входу в ка­нал. Крейсер должен был пройти как можно дальше, до самых шлюзов, где и затопиться. Не обращая вни­мания на огонь немецкой батареи, корабль обогнул мол, прорвал сетевое заграждение и дошел до вхо­да в канал. Однако там он остановился: под градом снарядов, с винтами, едва вращавшимися из-за на­мотанных кусков сети, «Thetis» стал тонуть. Коман­дир успел только поставить его таким образом, что­бы не мешать сзади идущим кораблям. Экипаж взо­рвал крейсер и перешел на катер-охотник.

«Intrepid» и «Iphigenia» прошли через проделан­ную брешь в заграждении. «Intrepid», воспользовав­шись тем, что немцы сосредоточили огонь на «The­tis», почти беспрепятственно вошел в канал и стал поперек него. Подорвав заряды взрывчатки, моряки перешли на катера.

Однако канал полностью перегорожен не был: у обоих берегов оставались проходы шириной 25-35 метров. «Iphigenia», ведя огонь из орудий (он, в частности, серьезно повредил немецкий эсминец S-53), тоже дошел до канала. Командир, заметив широкий проход у восточного берега канала, зато­пил корабль именно в этом месте.

Попытка заблокировать Остенде, для которой были выделены крейсера «Brilliant» и «Sirius» (тоже в ночь на 23-е), полностью провалилась. Поскольку немцы переставили бакены, оба крейсера сбились с курса: вместо того, чтобы после обстрела порта мо­ниторами войти в канал, корабли сели на мель в ми­ле от Остенде. Попав под сильный огонь, экипажи взорвали крейсера и перешли на корабли эскорта.

«Sappho» дважды планировалось использовать при затоплении канала Остенде, но оба раза его уча­стие отменялось.

«Spartan» в 1921 стал блокшивом (плавучей ка­зармой) «Defiance II».

Все остававшиеся после войны в строю или ре­зерве крейсера сдали на слом в 1920—1921, «Naiad» - в 1922.

0
Ленты новостей