Танкер «Бритиш Петрол»

Танкер «Бритиш Петрол» — первая жертва «Виддера» (Перейти к изображению)

К 8 июня крейсер вышел на трассу, соединяющую Азорские острова и остров Тринидад, после чего 8-узловым ходом (для экономии топлива) двинулся в сторону Панамы. В результате испытаний выяснилось, что для набора скорости в 13,5 уз., машинной команде необходимо не менее четырех часов, а поддержание возможности дать полный ход обойдется в три тонны топлива сверх обычного расхода. Но на этом неприятности не прекратились. Попытка поднять в воздух гидросамолет окончилась неудачей. Двигатель «Хейнкеля» оказался неисправным и подлежал замене. Дойдя до границы с нейтральной зоной «Виддер» развернулся и стал крейсировать в некотором отдалении от нее.

13 июня пролилась первая кровь. Утром в 9.35 наблюдатели обнаружил дым на горизонте. Корветтен-капитан приказал развить 13-узловой ход и приготовиться к бою. Через полчаса стало ясно, что первой жертвой «Виддера» оказался вооруженный танкер. Английский «Бритиш Петрол» (6891 брт, 1925 г.) лондонской «Бритиш Танкер Ко» шел в балласте в сторону Тринидада. Вот здесь первый раз проявилась тактика Гельмута фон Руктешелля, названая союзниками «зверской и безжалостной» и приведшая его впоследствии на скамью подсудимых. Желая максимально обезопасить свои корабль и экипаж, командир приказал артиллерийскому офицеру обер-лейтенанту-цур-зее Дамшену открыть огонь без предупредительного выстрела. С дистанции в пять с половиной километров немецкие канониры добились накрытия цели с третьего залпа. Англичане не успели подать сигнал тревоги, так как антенну сорвало сразу же. Погибло два человека, девятерых ранило. Экипаж покинул обреченное судно, и его добили торпедой. Подобрав 45 пленных, «Виддер» двинулся дальше. На следующий день один из раненых умер, и его похоронили в море, причем фон Руктешелль сам провел религиозную службу.

Следующие десять дней похода прошли безрезультатно, если не считать встреченного в ночь с 17 на 18 июня большого сухогруза, шедшего на запад и принятого за американский. 24 июня гидросамолет, наконец-то отправился в полет, продолжавшийся четыре часа. По возвращении выяснилось, что и запасной двигатель «Хейнкеля» пришел в негодность. «Виддер» остался без разведки с воздуха. На другой день неприятности продолжились — пришлось стоять без движения около шести часов, пока механики устраняли неполадки в машинном отделении. В это же время пришла информация от РВМ, что где-то рядом находится норвежское судно «Стиклестад». Как только окончился ремонт, наблюдатели заметили неизвестный транспорт. Посчитав, что это и есть ожидаемый «норвежец», фон Руктешелль сманеврировал таким образом, что бы оставить его в четырех милях позади рейдера. На этот раз было произведено два предупредительных выстрела. Судно остановилось (21°59? с.ш./44°45? з.д.), не подав сигнала о нападении. На него направилась абордажная команда, и выяснилось, что это не «Стиклестад», а другой норвежский танкер — «Кроссфонн» (9323 брт, 1935 г.) принадлежавший Зигвальду Бергесену из Ставангера. Он вышел в балласте 19 июня из Касабланки и направлялся в Фор-де-Франс на Мартинике. Корветтен-капитан решил не топить добычу, а сохранить ее в качестве приза. На борт рейдера перевели только капитана Симона Свендсена и старшего механика, а остальная команда в количестве 36 человек вместе с двумя немецкими офицерами и 11 матросами осталась на судне. Чтобы избежать подозрений при виде идущего в Европу танкера в балласте, цистерны «Кроссфонна» заполнили забортной водой. 27 июня под командованием лейтенанта-цур-зее Йоахима Вюннинга судно ушло во французский порт Лорьян, куда благополучно прибыло 12 июля.

Тем временем «Виддер» продолжал держаться рядом с западной границей нейтральной зоны. Узнав, что отремонтировать оба двигателя гидросамолета уже не удастся, фон Руктешелль приказал выбросить запас авиационного бензина и двести 50-кг бомб за борт. 7 июля рейдер остановил испанское судно «Мотомар». Бумаги на нем оказались в порядке, и его отпустили.

0
Ленты новостей