«Тор» в Южной Атлантике

«Тор» в Южной Атлантике (Перейти к изображению)

В плане борьбы с судоходством январь оказался таким же неудачным, как и декабрь. Рейдер бороздил Южную Атлантику вхолостую, команда изнывала от скуки, которую разбавляли только различного рода учения. В последней декаде месяца «Тор» вернулся в «Андалузию», где 24 января в очередной раз пополнил запасы топлива — с «Ойрофельда» закачали 1358 т. На следующий день состоялась встреча с «Адмиралом Шеером», «Нордмарком» и «Дюкезой». Кэлеру пришлось оставить на танкере лейтенанта-цур-зее резерва Бернхарда Мэкманна, четырех унтер-офицеров и девять матросов. Им предстояло стать призовыми командами на норвежских китобойных судах, захваченных рейдером «Пингвин» в антарктических водах и направлявшихся в Европу. Тогда же рейдер покинули последние пленные, перешедшие на приз «Адмирала Шеера» норвежский танкер «Саннефьорд». Вечером «Тор» окончательно распрощался с «карманным линкором» и ушел на север.

26 января на рейдере сменили маскировку, превратив его в югославское судно «Брач». С момента потопления «Нэйши» прошло уже почти три месяца, что совсем не радовало капитана-цур-зее и его экипаж. Механикам в очередной раз пришлось почистить котлы. 1 февраля «Тор» пересек экватор, направляясь в отведенную ему операционную зону, располагавшуюся между 10 и 30 градусами северной широты. Через четыре дня в точке «Кребс» (2° с.ш./35° з.д.) встретились со старым знакомцем «Ойрофельдом», с которого получили 307 т нефти. Новое рандеву с танкером состоялось 15 февраля уже гораздо севернее. С него в последний раз закачали еще 304 т топлива. Теперь капитан-цур-зее имел топливо до окончания плавания, но по-прежнему оставалась проблема боезапаса. Утром следующего дня состоялась долгожданная встреча с судном снабжения «Альстеруфер», доставившим почту, тысячу 150-мм снарядов, 5 торпед, два запасных двигателя для «Арадо» и всевозможные припасы. Кроме этого на его борту находился громадный ящик с новым гидросамолетом, однако Кэлер отказался от этого «гостинца», так как ни на «Торе», ни на «Альстеруфере» просто не хватало места для его распаковки и сборки машины. На снабженце прибыло и пополнение — лейтенант-цур-зее резерва Рудольф Гервин, два унтера и 14 матросов. Вскоре «Ойрофельд» ушел в Европу, достигнув берегов Франции 1 марта. «Альстеруфер» оставался с «Тором» до 28 февраля, так как из-за плохой погоды перегрузку припасов и провианта приходилось временами прерывать. В это же время вновь ремонтировали котлы.

5—7 марта, находясь к северо-западу от Азорских островов в точке «Ягст» (25°4? с.ш./42°03? з.д.), Кэлер обеспечивал заправку топливом с танкера «Шпихерн» 10 китобойцев (призов «Пингвина») и их отправку в Европу. Тогда же механики отремонтировали левый котел, заменив 438 прогоревших дымогарных трубок из 936. 8 марта работы были завершены. На следующий день «Тор» заправился с танкера, получив 245 т топлива. Затем «Шпихерн» ушел к французским берегам, а рейдер направился в район, расположенный к западу и юго-западу от островов Зеленого мыса, где безрезультатно оперировал с 16 по 20 марта.

Только 21-го состоялся первый контакт, но неизвестное судно быстро исчезло за горизонтом. Погоня за ним привела бы в зону действия немецких подводных лодок, поэтому Кэлер не стал рисковать. Через два дня гидросамолет обнаружил транспорт и навел на него рейдер. Но судно оказалось испанским «Монте Фацо» — и на этот раз удача отвернулась от капитана-цур-зее.

0
Ленты новостей