Вспомогательный крейсер «Алькантара»

Британский вспомогательный крейсер «Алькантара» (Перейти к изображению)

Схема боя «Алькантары» и «Тора»

Схема боя «Алькантары» и «Тора» (Перейти к изображению)

Еще 17 июля командир Южно-американской дивизии Американо-Вест-Индийской станции британский контр-адмирал Генри Харвуд, направил вспомогательный крейсер «Алькантара» для патрулирования в районе Пернамбуко — остров Тринидади. Это решение он принял после изучения данных о резко возросшей активности немецких радиостанций, несоблюдении графика движения несколькими торговыми судами, а также на основании сведений, полученных от бывших пленных «Виддера». Харвуд надеялся перехватить германский рейдер, если тот двинется на юг.

Предчувствия не обманули победителя «карманного линкора» «Адмирал граф Шпее», и когда через 11 дней в точке с координатами 24°14? ю.ш. и 32°08? з.д. наблюдатели британского корабля заметили небольшое неизвестное судно, командир «Алькантары» кэптен Дж. Дж. П. Инхэм приказал начать погоню. Скорость бывшего лайнера была на два узла выше, и он стал постепенно приближаться. В 12.00 часов с «британца», державшегося почти в кильватер немецкому кораблю, шедшему уже курсом 90°, в эфир пошла длинная зашифрованная радиограмма. Радисты «Тора» попробовали забить ее помехами. Кэлер понял, что боя избежать не удастся. В 12.57, когда дистанция уменьшилось до 150 гектометров, (Единица измерения, принятая в германской морской артиллерии. 1 гектометр = 100 м.), он приказал сбросить маскировку и снизить скорость до 15 узлов. Дело в том, что из-за сильной вибрации вести огонь на полном ходу оказалось практически невозможным. Через минуту рейдер повернул вправо на курс 175° и поднял боевой флаг. Практически в это же время с «Алькантары» прожектором запросили наименование судна. В 13.00 в ответ ударил «Мьёлльнир» «Тора» — его артиллерия, дав первый четырехорудийный залп с дистанции в 138 гектометров.

С началом боя HSK-4 оказался в более выгодном положении, так как противнику приходилось целиться против солнца. В 13.08 «Алькантара» получила два первых попадания — один снаряд угодил между мостиком и дымовой трубой, вызвав появление больших клубов пара, другой ударил в корму. Очередной немецкий «гостинец» перебил кабель управления огнем орудия № 4 и убил одного матроса, затем бывший лайнер получил попадание в районе ватерлинии. Через две минуты уже британский снаряд поразил рейдер в правый борт в районе трюма № 1. К счастью, он не взорвался, а только прошил «Тор» насквозь, повредив по пути трубы, электрические кабели на верхней жилой палубе и вызвав небольшое задымление. Из-за полученных повреждений погас свет и остановился подъемник снарядов к носовому орудию. Следующий нанес гораздо больший урон — он взорвался на шлюпочной палубе, уничтожив моторный катер. Разлетевшиеся осколки пробили палубы и повредили торпедный аппарат правого борта. При этом погибли матросы-ефрейторы Фридрих Бахмайер, Эдгар Марквард и обер-ефрейтор Рихард Херман, еще четверо моряков получили ранения. Жертвами этого снаряда также стали корабельные свиньи. В 13.13 расстояние между противниками сократилось до минимума за время боя — 91 гектометр. В 13.21 Кэлер приказал прекратить огонь, поскольку находившаяся сзади по курсу «Алькантара» стала невидима из-за дымовой завесы, поставленной самим же «Тором». Затем капитан-цур-зее распорядился повернуть вправо, чтобы вновь вступить в контакт с врагом. Через пять минут немцы прекратили ставить завесу, еще через три, после очередного изменения курса, британский корабль, остановившийся с небольшим креном на левый борт, вновь стал виден. «Тор» возобновил стрельбу, «Алькантара» ответила тем же. В 13.34 Кэлер приказал вновь поставить завесу, а через минуту — прекратить огонь. Несмотря на большое желание вернуться и добить противника, он решил окончательно выйти из боя. Немецкий командир отметил в КТВ, что всего одно вражеское попадание может иметь роковые последствия, а также велика вероятность того, что к месту сражения уже идут корабли британского флота. Действительно, тяжелые крейсера «Дорсетшир» и «Камберлэнд» вышли из Фритауна и Саймонстауна на перехват рейдера. РВМ впоследствии одобрило это решение Кэлера, особо отметив, что он поступил совершенно правильно. Всего немцы истратили 284 снаряда главного калибра. Похоронив вечером того же дня с соблюдением воинских церемоний убитых в море, рейдер направился на юг полным ходом, исправляя полученный урон и меняя маскировку.

Его противник кое-как «доковылял» до Рио-де-Жанейро, где стал на ремонт. За время боя, кроме уже перечисленных повреждений, он получил несколько попаданий в надстройку, уничтоживших радиорубку и приборы управления огнем. Наибольший урон нанес снаряд, попавший в ватерлинию и повредивший энергетическую установку и помпы. Несколько отсеков заполнилось водой. Пришлось вызвать искусственный крен на левый борт, перекачав топливо, чтобы прекратить затопление. Когда «Алькантара» пришел в порт, то вода стояла в трюмах на два фута выше горловин топливных цистерн. Англичане потеряли двоих убитыми, семеро получили тяжелые ранения, 23 — легкие. После этого боя «Тор» стал фигурировать в документах британского Адмиралтейства как «Рейдер „E“».

HSK-4 тем временем добрался к 30 июля до широты островов Тристан-да-Кунья и повернул на восток. В течение 12 дней он шел 5-узловым ходом — за это время успели завершить ремонтные работы, опять сменить маскировку, а механики почистили котлы. Кэлер сообщил в Берлин, что до встречи с танкером, планирует действовать на маршруте, соединяющем устье реки Ла-Платы и мыс Доброй Надежды. Почти две недели рейдер бесцельно бороздил пустынные воды Южной Атлантики, не встретив ни одного судна. Единственным заметным событием за этот период времени стал небольшой пожар, случайно устроенный при курении пленным голландцем с «Телы».

0
Ленты новостей