После потопления «Туракина» HSK-1 обогнул с юга Тасманию, пройдя 24 августа в 200 милях к югу от Хобарта. Вскоре погода испортилась, и корабль попал в очень сильный шторм, который продолжался пять дней, причинив много неприятностей. Была нарушена маскировка орудий и торпедных аппаратов. За это время «Орион» прошел зигзагом через весь Большой Австралийский залив, не встретив по пути ни одного корабля. Тем временем офицеру-минеру пришла оригинальная идея изготовить из пяти пустых металлических пивных бочонков макеты плавающих мин. В них залили слой цемента, для придания вертикальной плавучести, а сверху приладили свинцовую наделку для придания сходства с «рогатой смертью». Макеты снарядили 250 граммами взрывчатки, взрыв которой при попытке разминирования должен был создать полную иллюзию достоверности. При этом произошел трагический случай. Во время работ, из-за качки корабля преждевременно сработал взрыватель одного из макетов и четыре человека получили ранения. Один из их — старший матрос Ламберт Хардерс умер той же ночью, став единственной потерей в личном составе «Ориона» за весь поход. Несмотря на это, в ночь 3 сентября у входа в гавань Олбани рейдер выставил три макета мин для дезинформации противника, правда, только один из них имел боевую часть.

На следующий день в 8 часов утра, когда вспомогательный крейсер находился в 130 милях от мыса Энтрекасто, его обнаружил австралийский патрульный самолет «Хадсон», сделавший над ним два круга, и вроде бы не обнаруживший ничего подозрительного. Но из радиопереговоров пилотов стало ясно, что самолет не один и следует уносить ноги как можно скорее. К счастью, ухудшившаяся погода и наступившая ночь помогла избежать новых встреч, хотя на рейдере несколько раз слышали гул моторов. В связи с этим 5 сентября «Орион» вновь сменил маскировку, превратившись в британское судно, причем работы производились во время 10-балльного шторма. После прохождения мыса Леувин Вайер начал действовать на маршрутах, соединявших южно-австралийские порты с Кейптауном, Коломбо и Аденом. Крейсерство не дало никаких результатов, да и погода по большой части оказалась плохой. 7 сентября из английских новостей на «Орионе» узнали о судьбе своего приза «Тропик Си». Через два дня отправили длинное сообщение в Токио. Для дезинформации противника во время передачи рейдер двигался на запад, а после ее окончания развернулся и направился обратно. Вскоре РВМ сообщило Вайеру, что тому предстоит встретиться у атолла Аилинглапалап (Маршалловы острова) с судном снабжения «Везер», которое должно было выйти из мексиканского порта Мансанильо с топливом, припасами и запчастями к энергетической установке «Ориона». Рейдер двинулся на юго-восток.

0
Ленты новостей