«Орион» замаскированный под «Манду»

Вспомогательный крейсер «Орион», замаскированный под бразильский сухогруз «Манду» (Перейти к изображению)

Первоначально Вайер получил от РВМ приказ не предпринимать каких-либо действий до постановки минных заграждений у побережья Новой Зеландии, и лишь затем приступить к нарушению торговых коммуникаций союзников. Однако уже 16 апреля, находясь на широте Ньюфаундленда, рейдер принял шифрованное сообщение «1814/16/57», касавшееся его и вышедшего ранее в море «Атлантиса». РВМ, пытаясь оттянуть хоть какую-то часть кораблей британского флота от Норвегии, приказывало начать боевые действия незамедлительно, и только после первого успеха продолжить путь в Индийский океан. Дополнительно перед «Орионом» ставилась задача своей радиоигрой изобразить транспорт, подвергшийся нападению «карманного линкора» для дезинформации противника. К концу апреля рейдер вышел на перекресток торговых путей связывающих Британию с Панамой и Азорские острова с Мексиканским заливом. К этому времени камуфляж сменили еще раз, с 15 апреля HSK-1 превратился в греческий пароход «Рокос», принадлежавший «Ионической пароходной компании» из Аргосталиона.

22 апреля произошла первая встреча, но Вайер никак не прореагировал на прошедший в двух милях вооруженный британский пассажирский пароход, понимая, что скорость того гораздо выше, да и проблема содержания на борту большого количества пленных встала бы очень быстро.

Только через два дня, 24 апреля, пролилась первая кровь и «Орион» стал первым вспомогательным крейсером Кригсмарине, открывшим счет во Второй мировой войне. В 5.17 утра на сходящемся курсе наблюдатели заметили пароход «Хэксби» (5207 брт, 1929 г.) британской компании «Ропнер Шиппинг» из Хартлпула, который шел в балласте из Глазго в Корпус-Кристи (Техас) за грузом металлолома для английских сталелитейных заводов. Вайер позволил транспорту пересечь курс рейдера, а затем, дав предупредительный выстрел из 75-мм орудия, приказал тому остановиться и не применять радио. Однако британцы и не подумали выполнять эти требования, а сразу же отправили в эфир сигнал тревоги «RRR» с названием судна и координатами. В ответ на это фрегаттен-капитан приказал открыть огонь. В течение шести минут немецкие снаряды уничтожили на «Хэксби» радиорубку и установленное на корме орудие, а из-за разрушенного борта судно получило заметный крен. Первое столкновение оказалось кровавым — погибло 16 человек из команды транспорта. Немцы спустили две шлюпки и спасли капитана Корнелиуса Арундела и еще 24 человека, один из которых умер в тот же день в лазарете рейдера. Несмотря на полученные повреждения, пароход отказывался тонуть, а из-за пожара образовался столп густого черного дыма, видимый в ясную погоду за 20–30 миль. Учитывая возможность нахождения рядом военного корабля союзников, Вайер с неохотой приказал добить «Хэксби» торпедой. Разломанный взрывом пополам, транспорт затонул в 8.39. Ночью рядом с рейдером прошло еще одно судно, но его оставили без внимания.

К утру следующего дня «Орион» в очередной раз сменил обличие, стал «Манду» Бразильского Ллойда. Не будучи уверенным, что сигнал бедствия, переданный с потопленного корабля, услышали, фрегаттен-капитан приказал еще несколько раз отправить искаженный сигнал о нападении «карманного линкора» на британское судно. После этого посчитав свою миссию исполненной, Вайер вновь направил HSK-1 на юг. Усилия не прошли даром — британское Адмиралтейство узнало о нахождение в Атлантике немецкого корабля и присвоило ему обозначение «Рейдер „A“».

0
Ленты новостей