Следующая жертва норвежский Рингвуд

Изготовление Железных крестов

Изготовление имитации Железных крестов в ремонтной мастерской «Ориона» (Перейти к изображению)

Из-за безрезультатного плавания настроение команды пришло в упадок, и 15 сентября Вайер провел церемонию награждения Железными крестами, имитации которых изготовили торпедисты из подручных материалов. На следующий день счетчик показал, что корабль прошел уже 40 000 миль с начала похода. 17-го, когда рейдер находился в 400 милях к югу от Хобарта, фрегаттен-капитан направил его на северо-восток в Тасманово море. С 21-го по 26-е «Орион» безрезультатно бродил между Сиднеем и мысом Северный в Новой Зеландии. Настроение команды снова стало падать, и Вайер объявил 26 и 27 сентября праздничными днями. HSK-1 в это время отстаивался среди безлюдных островов Кермадек. Через два дня из сообщения радио Сан-Франциско на рейдере узнали новость, оказавшуюся крупной неприятностью — столь долгожданный «Везер» 25 сентября, через несколько часов после выхода из порта, перехватил канадский вспомогательный крейсер «Принс Роберт». Таким образом, в руки врага могли попасть сведения о предполагавшемся рандеву. Больше всех горевал старший механик, рассчитывавший произвести очередной ремонт с помощью деталей, которые вез снабженец, а также заправиться. В связи с этим РВМ направило к «Ориону» другое судно «Регенсбург», базировавшееся в Японии. После заправки они вместе должны были идти к атоллу Ламотрек (Каролинские острова) для встречи со вспомогательным крейсером «Комет» под командованием капитана-цур-зее Роберта Айссена.

Рейдер прибыл на Аилинглапалап 10 октября, так и не встретив никого по дороге. «Регенсбург», 27 сентября вышедший из Иокогамы, уже стоял на якоре рядом с атоллом. С него перекачали 3000 т нефти, пополнили запасы японским пивом, сигаретами, содовой водой, свежими яйцами, яблоками и картофелем, а также перевели на него одного из раненных при взрыве макета мины, которого необходимо было отправить в японский госпиталь. «Орион» в очередной раз сменил маскировку, превратившись в японский «Маэбаси-Мару». Вайер позволил команде впервые после долгого плавания прогуляться по твердой земле.

12 октября немецкие суда покинули атолл и направились к Ламотреку для встречи с «Кометом». Уже на следующий день вахтенные заметили неизвестное судно, шедшее в том же направление. Фрегаттен-капитан хитроумным способом смог подобраться к нему на близкое расстояние, не возбудив подозрения. Сигнальные огни на «Орионе» были вначале почти пригашены, а по мере приближения постепенно разгорались таким образом, что не позволили противнику верно оценить расстояние. В 2.55 следующих суток, подойдя на дистанцию пистолетного выстрела, немцы сбросили маски, и у них в руках без сопротивления оказался норвежский «Рингвуд» (7203 брт, 1926 г.), принадлежавший компании Олафа Рингдаля из Осло. Он шел в балласте из Шанхая к острову Оушен за грузом фосфатов. Команду в количестве 36 человек вместе с капитаном Альфредом Паркером перевели на «Орион», забрали с «Рингвуда» кое-какие припасы и вечером потопили подрывными зарядами.

На следующее утро наблюдатели засекли еще одно судно, но попытка преследования не удалась — обросшее ракушками днище рейдера не позволило тому развить достаточный ход. Вдобавок один котел работал с перебоями. 17 октября Вайер провел еще раз церемонию награждения Железными крестами. Ночью при подходе к Ламотреку немцы попытались преследовать неизвестное судно, впоследствии оказавшееся японским лайнером «Палао-Мару». Однако оно увеличило скорость и направилось в лагуну Ламотрека, где к этому времени находилось еще два «японца» — «Комет» и его судно снабжения «Кульмерланд». «Кульмерланд» (7363 брт, 1928 г.) ранее принадлежал HAPAG и базировался в Японии, находясь в подчинении местного филиала «Этаппен-Динст».

0
Ленты новостей