Мыс Доброй Надежды рейдер прошел 20 июня, попав в сильный шторм, достигавший 12 баллов по шкале Бофорта, при этом крен достигал 30°. Маскировка частью была разбита волнами, частью сорвана. Очередные повреждения получила энергетическая установка. Из-за того, что корабль очень высоко сидел в воде, досталось и рулю с винтом. В связи с этим Вайер принял рискованное решение принять в качестве балласта 1500 т воды.

Получив от фрегаттен-капитана информацию о его проблемах, командование предоставило ему право выбора: либо сразу прорываться во Францию, либо продолжить действия в юго-восточном секторе Атлантики до новолуния в конце сентября. В любом случае, уже сейчас «Орион» нуждался в пополнении запасов топлива, но танкер «Эгерланд», а затем и посланный ему на замену «Лотринген», перехватили англичане. Поэтому РВМ организовало «Ориону» рандеву с «Атлантисом» 1 июля в зоне «Андалузия», приблизительно в 300 милях к северу от островов Тристан-да-Кунья. Рогге в своих мемуарах вспоминал, что Вайер оказался очень злым на проблемы с двигательной установкой, постоянную нехватку топлива и почти восьмимесячный «простой». Командир «Атлантиса» смог выделить для своего коллеги только 581 т горючего. Фрегаттен-капитан пытался добиться большего, но РВМ согласился с Рогге. На следующий день начали заправку, которую закончили уже в сумерках. Потом «многоликий» «Орион» в который уж раз поменял камуфляж, превратившись в японское судно «Юйо-Мару». Несмотря разногласия в топливном вопросе, 6 июля командиры рейдеров и их команды дружески расстались.

0
Ленты новостей