Где же вражеские транспорты

Поврежденный «Арадо»

Поврежденный при посадке «Арадо» (Перейти к изображению)

Возвращение «Ориона» из похода

Возвращение вспомогательного крейсера «Орион» из похода. На заднем плане эсминец «Эрих Штайнбринк» (Перейти к изображению)

«Орион» продолжал безрезультатно утюжить воды Атлантики, встретив только нейтральное бразильское судно «Жоазейро» 9 июля, после чего вновь радикально поменял внешность. Затем рейдер временно остался без воздушной разведки — 19 июля во время посадки получил серьезные повреждения «Арадо». К этому времени безрезультатное плавание фрегаттен-капитана Вайера и его команды продолжалось уже восемь месяцев. 25 июля HSK-1 в последний раз пересек экватор. Учитывая бедственное техническое положение корабля, РВМ разрешил проводить только те действия, которые гарантировали успех. Цель подвернулась 29 июля в виде британского «Чосера» (5792 брт, 1929 г.) компании «Гловер Бразерс», шедшего в балласте из Миддлсбро в Буэнос-Айрес. Рейдер всю вторую половину дня следовал на расстоянии от него и только в сумерках приступил к боевым действиям. В 20.46 Вайер приказал атаковать торпедами. Но так как на борту находились те же «угри», которые стали причиной «торпедного кризиса» еще в 1940 г. во время операции «Везерюбунг», то залп оказался безрезультатным. На транспорте сначала подумали, что атакованы подводной лодкой и дали сигнал тревоги «SSS», ошибшись при этом со своим местоположением в 200 миль. В ответ «Орион» ввел в действие свою артиллерию. Только теперь британцы поняли, что стали объектом атаки рейдера и в 21.07 начали отвечать из 102-мм орудия и 40-мм «бофорса». В 21.25 немцы дали второй торпедный залп, уже аппаратами правого борта, но с тем же результатом. При этом с «Ориона» зафиксировали по крайне мере одно точное попадание, но торпеды вновь не взорвались, приведя в ярость офицера-торпедиста Клауса Томсена. После этого транспорт сразу остановился, и вскоре все 48 человек команды «Чосера» (из них 13 раненых), включая капитана Чарльза Брэдли, оказались на борту рейдера. Первоначально «британца» попытались отправить на дно торпедами, выпустив с тем же эффектом еще четыре! Плюнув на это бесполезное занятие, Вайер приказал добить судно артиллерией. Всего крейсер израсходовал более 400 150-мм снарядов. Во время боя «Орион» не получил никаких повреждений, за исключением нанесенных дульными газами собственных орудий и сотрясениями от выстрелов.

Плавание продолжилось. 6 августа в час ночи наблюдатели заметили какое-то судно, но подобраться к нему близко не удалось. Днем гидросамолет в 40 милях засек еще один транспорт, но фрегаттен-капитан решил ничего не предпринимать. Вскоре «Арадо» окончательно вышел из строя, и рейдер остался без авиации. Всего же за время рейда гидросамолеты крейсера совершили 85 вылетов. Изучив еще раз техническое состояние своего корабля, Вайер понял, что еще чуть-чуть, и удача может ему изменить. В связи с этим он сообщил РВМ о своем намерении идти домой. Вскоре «Орион» такое разрешение получил, и ликующая команда начала готовиться к встрече с родными и близкими. Согласно планам командования, 15 августа западнее Азорских островов рейдер должны были встретить подводные лодки U-75 (капитан-лейтенант Рингельман) и U-205 (капитан-лейтенант Решке) и эскортировать в Бордо.

15 августа в последний, двадцатый (!) раз сменили маскировку «Ориона», превратив его в испанский флотский угольщик «Контрамаэстре Касадо». 16-го и 17-го западнее Азорских островов состоялись рандеву с подводными лодками. Затем маленький отряд медленно двинулся на восток. 19 августа выяснилось, что на U-75 вышел из строя один из дизелей, и она отстала. На следующий день уже на U-205 осталось мало топлива, и ее пришлось заправлять с рейдера. 22 августа в 5.05 установили контакт с самолетами, оказавшимися немецкими дальними разведчиками «Кондор». Через 50 минут над рейдером прошли несколько He-115, один из которых пилотировал родной брат офицера-торпедиста Томсена. Вечером в эскорт «Ориона» вступили эсминцы «Эрих Штайнбринк», Z-23 и Z-24. После полуночи к отряду присоединялась флотилия тральщиков. На вопрос командующего флотилии: «Откуда Вы?», остроумный Вайер с полной серьезностью ответил: «Прямо из Киля!». В 7.28 наблюдатели заметили землю, а в 10.44 рейдер отдал якорь на рейде Руайяна. Затем он перешел в Бордо, где его приветствовали гудками и флагами старые компаньоны — «Оле Якоб», «Регенсбург» и «Эрмланд». Одиссея длиной 511 дней и протяженностью 127 337 миль окончилось.

0
Ленты новостей