Сухогруз «Трайона»

Британский сухогруз «Трайона» (Перейти к изображению)

«Трайэдик»

8 декабря 1940 г. «Трайэдик» - жертва «Ориона» (Перейти к изображению)

«Трайэстер»

8 декабря 1940 г. «Трайэстер» - жертва «Ориона» (Перейти к изображению)

24 ноября состоялось очередная встреча командиров рейдеров, где они приняли решение атаковать остров Науру, на котором находились крупнейшие фосфатные прииски на Тихом океане. «Дальневосточная эскадра» пошла на север. Уже на следующий день отряд германских кораблей повстречал свою первую жертву — маленький новозеландский каботажный пароходик «Холмвуд», который потопили артиллерией «Комета». «Ориону» досталось 192 живых овцы с него, что внесло приятное изменение в корабельные меню (однако уже вскоре баранина не вызывала ничего, кроме отвращения). Вайер в своих мемуарах вспоминал, что овцы очень быстро стали настоящей помехой, и восемь специально выделенных забойщиков в течение двух дней работали без продыха.

Еще через двое суток, в три часа ночи, наблюдатели «Ориона» заметили крупное судно идущее без сигнальных огней. Им оказался британский грузопассажирский лайнер «Ранджитейн» (16 712 брт, 1929 г.), идущий из Окленда в Ливерпуль через Панамский канал. Он остановился только после перекрестного обстрела немецкими кораблями. С него сняли пассажиров и экипаж. «Ориону» досталось 92 человека, в том числе 16 женщин, а затем «Комет» отправил его на дно торпедой.

6 декабря наблюдатели HSK-1 на расстоянии около двадцати миль заметили дым от какого-то судна. Длившаяся более восьми часов погоня окончилась успешно. Очередной жертвой стал британский пароход «Трайона», ускользнувший от Вайера еще 10 августа. С него забрали людей и некоторые съестные припасы, а затем «Орион» потопил транспорт торпедой. Пока фрегаттен-капитан разбирался с «Трайоной», Айссен ушел к Науру, договорившись о встрече 8 декабря. Рандеву состоялось в назначенное время к западу от острова. Затем рейдеры разделились — в два часа ночи «Орион» отправился к южной оконечности острова, а «Комет» к северной.

Хотя начало атаки наметили на 6.30 утра, уже в полчетвертого наблюдатели «Ориона» обнаружили два ярко освещенных судна — одно в миле к востоку, а другое более удаленное — к северо-востоку. Вайер решил не дожидаться назначенного часа и начал с ближнего. На сигнал с рейдера оно никак не прореагировало — похоже, что вахта просто не видела нападавшего. Только после предупредительного выстрела на транспорте погасли сигнальные огни, и он попробовал ускользнуть. Точно также отреагировал и второй. Всего четыре 150-мм снаряда потребовалось немецким канонирам, чтобы остановить беглеца, оказавшегося британским теплоходом «Трайэдик» (6378 брт, 1939 г.), принадлежавшем «Бритиш Фосфат Комишинерс». Согласно показаниям капитана Коллендера, второй и третий снаряд уничтожили радиорубку, в результате чего сигнал о помощи не успели подать. Кроме этого, повреждения получила рулевая машина и погиб один человек. На транспорте начался пожар, и команда срочно покинула его на двух спасательных шлюпках. Вайер тут же бросился в погоню за вторым судном, сигнализировав «Кульмерланду», чтобы тот подобрал людей. Снабженец подобрал одну из лодок, другая досталась «Комету».

«Орион» тем временем преследовал вторую цель. Несмотря на проблемы с котлами, удалось дать ход в 12 узлов и расстояние постепенно сокращалось. Когда до беглеца оставалось четыре с половиной мили, рейдер дал залп из четырех орудий. Этого оказалось достаточно, и еще один принадлежавший «Бритиш Фосфат Комишинерс» теплоход «Трайэстер» (6032 брт, 1935 г.) остановился, спустив спасательные шлюпки. И в этот раз жертва не подала сигнал тревоги. 64 члена команды, включая капитана А. Роудса, к 11.54 быстро перевели на борт крейсера. Что бы не тратить боеприпасы, Вайер решил потопить судно подрывными зарядами. Фрегаттен-капитан с некоторой долей иронии отметил в КТВ, что когда раздался первый взрыв в носовом трюме, часть абордажной команды находилась еще на судне, и им пришлось галопом нестись к катеру, пришвартованному к корме и спешно убираться от тонущего судна. После второго взрыва «Трайэстер» ушел на дно носовой частью вперед.

Затем рейдер вернулся к пылавшему «Трайэдику». Для быстроты решили добить судно торпедой, однако и после этого оно не желало тонуть. И здесь пришлось воспользоваться подрывными зарядами, прикрепленными к внешней части корпуса, чтобы пустить упрямца на дно. Обе жертвы «Ориона» стояли у Науру в балласте, ожидая загрузки. После этого Вайер направился на соединение с коллегами. Так как погода лучше не стала, высадку отменили. Затем рейдеры расстались — «Комет» с «Кульмерландом» ушли к Аилинглапалапу, а «Орион», пробыв еще один день у острова в надежде высадить пленных, направился к Понапе (Каролинские острова). Результатов этот поход не принес, и к назначенной дате, 13 декабря, HSK-1 вернулся обратно к Науру, попав при этом в 11-бальный шторм. Фрегаттен-капитан не стал рисковать и ушел на север, где 16-го встретился с Айссеном. Командующий отрядом, видя, что высадку на острове так и не удастся произвести, повел корабли к Эмирау — небольшому островку в архипелаге Бисмарка, где 22 декабря наконец-то избавились от пленных, высадив их на берег. Однако Вайер, еще раз поспорив с Айссеном, отказался отпустить всех белых мужчин, содержавшихся на «Орионе», в количестве 150 человек, из-за «соображений безопасности», а высадил только женщин, «цветных» и негодных к строевой службе. В этом споре РВМ принял сторону Вайера и в будущем обязал командиров рейдеров отправлять пленных в Германию, а не высаживать их на берег.

Окончательно распрощавшись 22 декабря с «Кометом», «Орион» неспешно направился к Ламотреку, придя туда на Рождество. В лагуне его ожидал танкер «Оле Якоб» (приз «Атлантиса») под командованием старого знакомого — «капитана Оллрайта». Бывший капитан «Виннету» Фриц Штайнкраусс получил прозвище «Капитан Оллрайт», за привычку на все отвечать этим англоязычным выражением. После затопления «Тропик Си»-«Курмарка» он добрался до испанского побережья, а затем до Берлина. Получив должность командира «Оле Якоба», находившегося в Японии, Штайнкраусс пересек всю Европу, по Транссибирской магистрали попал во Владивосток, а уже оттуда прибыл к новому месту службы. После заправки рейдер ненадолго покинул атолл, отправившись на юг в поисках другого места для стоянки. Несколько раз для этой цели запускали корабельный «Арадо». 28-го «Орион» сделал остановку у атолле Юрипик, где команде сделали массовую прививку и немного изменили камуфляж. Не найдя ничего более лучшего чем Ламотрек, рейдер вернулся туда уже под самый Новый год. К этому времени туда уже пришел «Регенсбург», вышедший из Иокогамы 20 декабря.

0
Ленты новостей