Начиная с дизельных «карманных линкоров» типа «Дойчланд», все последующие тяжелые корабли ВМФ Германии — линкоры типов «Шарнхорст» и «Бисмарк», а также тяжелые крейсера типа «Адмирал Хиппер», — строились, в том числе, и для сокрушения морской торговли противников. Поэтому сравним успехи вспомогательных крейсеров с результатами их «аристократических» коллег. Итак, действия «карманных» линкоров обошлись союзникам в 29 торговых судов общим тоннажем 171 тыс. брт, тяжелых крейсеров — в 12 судов и 63 тыс. брт, линкоров типа «Шарнхорст» — в 24 судна и 138 тыс. брт, линкоров типа «Бисмарк» — 0. Таким образом, на счету надводных рейдеров специальной постройки 65 судов в 372 тыс. брт против 136 в 840 тыс. брт, причитающихся вспомогательным крейсерам.

Казалось бы, выводы лежат на поверхности. Самые большие и современные германские линкоры «Бисмарк» и «Тирпитц» за немногие свои выходы в море не потопили ни одного транспорта. Успехи других тяжелых кораблей, с учетом их стоимости и боевых качеств, также не могут считаться выдающимися. А вот вспомогательные крейсера — собственно, не боевые корабли вовсе: тихоходные, слабо вооруженные торговые суда, затраты на переоборудование которых ну никак не соразмерны со стоимостью постройки крейсера или линкора, — вели активную боевую деятельность, находясь в плаваниях по множеству месяцев, и уничтожили куда больше тоннажа, не говоря уже о том, что ими было захвачено 29 призов.

Но все не так просто. Крупные корабли Кригсмарине, хоть и не добились огромных результатов по потопленному тоннажу, создавали гораздо большее напряжение на торговых путях, так как из-за них задерживались конвои, которые приходилось прикрывать линкорами (что, в частности, привело к торпедированию линкора «Малайя»), да и чисто психологический эффект от их действий на коммуникациях был выше. Достаточно вспомнить «Тирпиц», который, по словам английского историка Дэвида Вудворта, являлся «головной болью Адмиралтейства, беспокойство которого начинало граничить с паникой». Не менее красочно об этом корабле, так и ненанесшем никакого реального урона противнику, выразился и британский премьер-министр Уинстон Черчилль: «Он создает всеобщий страх и угрозу во всех точках сразу».

Ни один вспомогательный крейсер своими действиями не смог добиться аналогичного результата. Хотя впрочем, никто и не ставил перед ними таких целей. Основными районами деятельности коммерческих рейдеров все-таки являлись удаленные участки мирового океана, где не могли долго и успешно оперировать остальные боевые единицы Кригсмарине.

Действия немецких рейдеров в 1940 г., когда шесть кораблей «первой волны» потопили и захватили 58 торговых судов вместимостью 400,8 тыс. брт, показали, что усилия англичан оказать им противодействия на тот момент окончились провалом. В первой половине 1941 года потери продолжали оставаться высокими, но уже к его концу торговые коммуникации союзников оказались почти свободны от вспомогательных крейсеров противника, два из которых были потоплены.

В связи с этим можно немного поспорить с утверждениями немецких адмиралов, приведенными выше. И радар, и самолет, в сущности, сыграли не такую уж большую роль в антикрейсерских операциях союзников. С воздуха были обнаружены только «Пингвин» и «Атлантис», причем о нахождении второго в заданном районе, англичане знали уже заранее из расшифрованных сообщений. А уж радар точно не оказал никакой помощи. Успех союзников, в первую очередь, связан с внедрением эффективной системы контроля за торговым судоходством во всех частях света, в том числе, с введением системы конвоев, атаковать которые было для вспомогательных крейсеров смерти подобно. Немецкие рейдеры изначально были вынуждены действовать вдали от наиболее оживленных судоходных трасс из-за того, что последние лучше прикрывались. А с началом войны интенсивность движения в районах их деятельности еще более упала. Кроме этого, британскому Адмиралтейству удалось усилить патрулирование опасных участков океана кораблями и авиацией. Реальными жертвами противорейдерских действий союзников стали только «Атлантис», «Пингвин» и «Корморан». «Штир» и «Михель» во многом сгубили ошибки в действиях их экипажей, к тому же, на судьбу второго роковое влияние оказало отсутствие координации действий с японским военно-морским командованием. Остальные рейдеры погибли, уже не будучи в походе.

0
Ленты новостей