Будущий «Михель»

Вспомогательное судно 28, будущий «Михель» (Перейти к изображению)

Офицеры «Михеля» на параде

Офицеры «Михеля» на параде в Данциге, июль 1941 г. Впереди — Г. фон Руктешелль (Перейти к изображению)

Этот вспомогательный крейсер оказался последним кораблем Кригсмарине, действовавшим на просторах Мирового океана. Он стал своеобразным приемником «Виддера», получив с того командира, большую часть экипажа и почти всю артиллерию.

После присоединения в сентябре 1939 г. Данцига в руки немцев попали два однотипных судна для перевозки фруктов «Бялско» и «Лодзь», строившихся на местной верфи для польской судоходной компании «Гдыня-Америка Лайн». Их передали NDL и переименовали в «Бонн» и «Минден». Уже в следующем году первое судно вошло в строй, но тут же было мобилизовано Кригсмарине. Вначале «Бонн» предлагалось использовать в качестве плавучего госпиталя, присвоив ему номер вспомогательного судна 28 («Шифф-28»). Однако потом планы поменялись, и транспорт отправился на данцигский филиал «Дойче Верфт» для переоборудования во вспомогательный крейсер № 9 (HSK-9).

Уже в декабре 1940 г. в Данциг для наблюдения за работами прибыл будущий командир рейдера корветтен-капитан запаса Гельмут фон Руктешелль, всего чуть более месяца назад покинувший мостик «Виддера». Вместе с фон Руктешеллем пришли некоторые офицеры и матросы из экипажа HSK-3, пожелавшие продолжить службу под началом прежнего командира. Корветтен-капитан с присущим ему напором взялся за работу, настаивая на сотнях изменений и усовершенствований. И хотя ему удалось установить хорошие отношения с руководством верфи, конструкторов и инженеров он доводил буквально до истерик своим приказами и требованиями.

Кроме людей, новый рейдер получил с «Виддера» и всю его артиллерию. Правда, сигнальную 75-мм пушку заменили на 105-мм зенитное орудие и добавили еще один спаренный 37-мм автомат. Кроме этого на борту HSK-9 находился легкий торпедный катер LS-4. И если LS-2 и LS-3, размещавшиеся на «Комете» и «Корморане», могли только ставить мины, этот уже был вооружен двумя 450-мм торпедными аппаратами. Еще одной технической новинкой стал радар.

Работы на рейдере уже близились к окончанию, когда встал вопрос о его наименовании. Когда выяснилось, что фон Руктешелль собирается назвать свой корабль «Михель», это вызвало явное недовольство в высших кругах Кригсмарине. Дело в том, что «Михель» — это прозвище обычного немецкого бюргера, туповатого и сонного, постоянного героя карикатур того времени. Вдобавок, если касаться религиозной стороны, то библейский архангел Михаил являлся защитником евреев. В итоге, гросс-адмирал Редер, находившийся с фон Руктешеллем в хороших отношениях, посоветовал тому сменить наименование. Новый выбор своенравного корветтен-капитана оказался не менее возмутительным — «Гётц фон Берлихинген». (Швабский рыцарь-разбойник XVI века, герой пьесы Гёте «Штурм и порыв», пользующийся славой весьма одиозной исторической фигуры. Имел железный протез вместо правой руки, за что получил прозвище «Железная рука».)  В этот раз Берлин промолчал. Однако, когда 7 сентября 1941 г. Редер прибыл в Готенхафен на официальную церемонию вступления в строй HSK-9, то после осмотра корабля, оставшийся весьма довольным увиденным, в конце пожелал ставшему за шесть дней до этого фрегаттен-капитаном фон Руктешеллю: «…и удачи Вашему „Михелю“!»

0
Ленты новостей