Блокадопрорыватель «Танненфельс»

Блокадопрорыватель «Танненфельс» (Перейти к изображению)

После потопления «Эмпайр Доун» количество пленных на борту «Михеля» достигло почти пятиста человек, в результате чего возникли сложности с их размещением и снабжением едой и пресной водой. Эти проблемы удалось частично решить 21–22 сентября во время встречи с блокадопрорывателем «Танненфельс», шедшим из Японии во Францию. Фон Руктешелль передал часть пленных на его борт. 24-го состоялось короткое и, как выяснилось впоследствии, последнее рандеву со «Штиром». Распрощавшись с «коллегой», уже на следующий день команда HSK-9 приветствовала танкер «Укермарк». Рейдер дозаправился топливом и получил дополнительные торпеды. Танкер оставался с «Михелем» в течение двух недель. 27-го, когда немецкие корабли дрейфовали в точке с координатами 26°34? ю.ш. и 27°37? з.д., радисты перехватили несколько сигналов о помощи с неизвестного союзнического судна, подвергшегося нападению. Не прошло и часа, как на специально оговоренной волне на связь вышел «Штир», с просьбой немедленно прибыть в точку, располагавшуюся в 110 милях от места нахождения «Михеля». Соотнеся два этих радиосообщения, капитан-цур-зее предположил, что это именно «Штир» атаковал неприятельский транспорт. Однако, несмотря на сообщение Герлаха, фон Руктешелль тут же увел свои корабли далеко на юг, посчитав, что идти на помощь «Штиру» слишком опасно. Последующие же попытки связаться по радио с коллегой не принесли успеха.

«Михель» и «Укермарк» находились в районе расположенном к западу от островов Тристан-да-Кунья до 7 октября, пока рейдер не получил радиограмму от РВМ с новыми приказами. В тот же день танкер, приняв семьдесят пленных с рейдера, ушел на Яву. Кроме этого, командование просило фон Руктешелля не начинать действий, пока от «Штира» не будут получены какие-нибудь вести. В Берлине еще надеялись, что затянувшееся молчание Герлаха связано с поломкой радиостанции. На самом же деле, «Штир» уже давно находился на морском дне, не пережив поединок с американским сухогрузом «Стивен Хопкинс», а его команда на борту «Танненфельса» направлялась в Европу. Капитан-цур-зее согласился подождать еще три дня. Вообще, к этому времени командир «Михеля» стал очень скептически относиться к самой идее использовать на коммуникациях врага надводные рейдеры и полагал, что его 400 человек принесут рейху гораздо больше пользы в качестве экипажей восьми подводных лодок. Яркий пример тому — его реакция на приказ идти в антарктические воды для захвата китобойных флотилий союзников. Своенравный капитан-цур-зее тут же надерзил командованию: «Антарктика без меня». РВМ ответило ему в том же духе: на следующий день командир «Михеля» получил радиограмму от начальника штаба адмирала Фрике, дававшую ему карт-бланш в действиях и начинавшуюся словами «Согласен, но тогда, Руктешелль, и Вы без РВМ…». Основной причиной, по которой Берлин хотел убрать рейдер из Южной Атлантики, была озабоченность тем, что как бы его активная деятельность не вызвала соответствующей реакции союзников, способной поставить под угрозу снабжение группы немецких подводных лодок, шедших в этот момент на юг для действия в районе мыса Доброй Надежды.

0
Ленты новостей