На мостике «Комета»

На мостике «Комета» во время следования Северным морским путем (Перейти к изображению)

Замаскировавшись в этот раз под немецкое судно «Донау», рейдер 14 августа вошел в пролив. Там на его борт прибыли советские лоцманы — капитан дальнего плавания Д. Н. Сергиевский и А. Г. Карельских. Продолжив плавание, корабль вышел в Карское море. Однако вскоре выяснилось, что ледокола нет и пока не предвидится. Сергиевский предложил Айссену вернуться в Маточкин Шар и там дожидаться ледокола в тихом месте. Капитану-цур-зее пришлось подчиниться.

«Комет» вошел в пролив и стал на якорь в Ягель-губе. После многочисленных препирательств с советскими лоцманами, командиру крейсера удалось добиться у них разрешения высадить команду для отдыха на берега Новой Земли. Вообще, педантичным немцам пришлось много натерпеться от постоянно менявшихся распоряжений и указаний советской стороны. Айссен в КТВ язвительно обозвал это все «советским балаганом». Только 19 августа «Комет» получил разрешение на продолжение пути. К 22 августа после изрядного шторма корабль подошел к острову Тыртова в архипелаге Норденшельда и стал на якорь. Опять начались непонятные проволочки, которые вконец задергали Айссена.

Наконец, 25 августа следуя в кильватер ледокола «Ленин», рейдер продолжил путь, пройдя пролив Вилькицкого и выйдя в море Лаптевых. Там его встретил ледокол «Иосиф Сталин». Командир «Комета» был приглашен на борт советского ледокола, где к своему удивлению в шесть часов утра обнаружил сервированный стол с закусками и выпивкой в виде водки и зубровки. Ошарашенный капитан-цур-зее вначале отказался от такого угощения, но переводчик уговорил его с «волками жить, по волчьи выть». Немцам пришлось пить по-русски и обмениваться протокольными тостами. Оказалось, что на «Комете» до сих пор придерживались центрально-европейского времени, а русские — местного. 26 августа уже за ледоколом «Иосиф Сталин» рейдер двинулся дальше. На следующий день, пройдя тяжелые льды, ледокол оставил немецкий корабль, и тот двинулся по проливу Санникова один. В расчетное время 30 августа «Комет» встретил ледокол «Лазарь Каганович», который продолжил его проводку по Восточно-Сибирскому морю. Ночь с 31 августа на 1 сентября из-за ледовых подвижек и мощных снежных зарядов при ураганном ветре стала самой тяжелой за все время пути, даже десятилетия спустя Айссен всегда вспоминал о ней. В эту ночь из-за сильного сжатия льдами на «Комете» обломком льда защемило баллер руля и вывело рулевую машину из строя. Начал неуправляемый дрейф, но к счастью поломку удалось исправить за четыре часа.

0
Ленты новостей