Покончив с «Замзамом», рейдер полным ходом двинулся на соединение с «Дрезденом». Придя в условленную точку, Рогге обнаружил там еще и судно снабжение «Альстеруфер». Это очень обрадовало капитана-цур-зее, так как на последнем находились почта, полученная впервые с начала плавания, три новых гидросамолета «Арадо-196», снаряды, уголь, множество других припасов и снаряжения, а также люди на замену ушедшим в составах призовых команд. Однако вначале 328 человек с египетского лайнера перевели на «Дрезден», которому Рогге приказал оставаться на месте, а сам вместе с «Альстеруфером» ушел на встречу с «Кормораном». Рандеву состоялось 19 апреля в точке с координатами 27°41? ю.ш./12°22? з.д. На следующий день там же объявился танкер «Нордмарк», с которого на рейдер вернулся капитан-лейтенант Пауль Каменц, покинувший «Атлантис» еще 16 ноября 1940 г. «Нордмарк» (экс-«Вестервальд», 10 847 брт, 1937 г.) — один из четырех крупных танкеров ВМФ Германии, построенных незадолго до войны. С самого начало боевых действий использовался в качестве танкера и судна снабжения для надводных рейдеров и подводных лодок. Он благополучно прибыл на «Оле Якобе» в Японию, откуда перебрался на материк и по железной дороге из Владивостока приехал в Москву, а затем и в Берлин. Сдав бумаги, штурман направился во французский порт Лориан, где попал на борт уходившей в поход подводной лодки U-106 (капитан-лейтенант Юрген Остен), которая и доставила его на «Нордмарк». Рейдер закачал с танкера 700 т топлива и принял различные припасы. Снабдив горючим и остальные суда, «Нордмарк» покинул место рандеву на следующий день.

Тем временем на «Атлантисе» кипела бурная деятельность: его экипаж занимался приемкой грузов с «Альстеруфера», Булла с авиамеханиками собирали гидросамолет, а Рогге вместе с командиром «Корморана» Детмерсом обсуждали тактику действий в океане. 24 апреля «Корморан» продолжил плавание. Через два дня «Атлантис» имел короткую встречу с «Дрезденом», во время которой принял него еще двух призовых офицеров, ранее служивших на «Адмирале графе Шпее». В тот же день Рогге отпустил снабженца, направив его для выгрузки пленных в ближайший нейтральный порт. Однако затем РВМ отменило это приказ и предписало «Дрездену» идти во французский порт Сен-Жан-де-Люз, куда он прибыл 10 мая. Уже оттуда всех нейтралов переправили на их родину. Это и сыграло роковую роль в судьбе HSK-2. Среди пассажиров «Замзам» оказался фотограф американского журнала «Лайф» Дэвид Шерман, который находясь в спасательной шлюпке, сумел сделать несколько фото «Атлантиса». Несмотря на то, что во Франции у него отобрали все пленки, именно эту он сумел сохранить, спрятав в тюбик с зубной пастой. В итоге, уже в начале лета 1941 г. у союзников появилась хорошее фото «Атлантиса», сделанное с носового угла и демонстрирующее корабль в полную длину.

Расставшись с «Дрезденом», HSK-2 в тот же день вернулся к «Альстеруферу», но с наступлением новых суток уже продолжил свое плавание. Через два дня Рогге приказал сменить маскировку, выбрав в качестве нового образца голландский теплоход «Брастаги» (9246 брт), принадлежавший «Ruys & Zonen Rotterdamsche Lloyd NV». Работы закончились в последний день апреля, тогда же и Булла доложил о готовности к вылету. Уже 1 мая на горизонте показалось облако дыма, и «Арадо» отправился в полет. Летчики опробовали новую машину, оценив ее очень высоко по сравнению с «Хейнкелем», а вот рейдер так и не смог догнать неизвестное судно. Через три дня состоялось рандеву с судном снабжения «Бабитонга», 24 апреля вышедшим из бразильского Сантуса с провизией для «Атлантиса». Как уже писалось ранее, практически вся она пришла в негодность, и Рогге отослал снабженца ожидать дальнейших инструкций в точку с координатами 30° ю.ш. и 15° з.д. 7 мая в сумерках рейдер остановил судно, вновь оказавшееся нейтральным — французский пароход «Лейтенант де ла Тур». Абордажная команда долго искала контрабанду, но ничего не нашла и «француза» отпустили.

0
Ленты новостей