Теплоход «Гольденфельс»

Теплоход «Гольденфельс» (Перейти к изображению)

«Атлантис» во время перестройки

Вспомогательный крейсер «Атлантис» в сухом доке фирмы «Везер» во время перестройки (Перейти к изображению)

В середине — конце тридцатых годов XX века одна из самых крупнейших немецких судоходных кампаний «Ганза» заказала на отечественных верфях крупную серию сухогрузов из девяти единиц — «Эренфельс», «Гольденфельс», «Хоэнфельс», «Мольткефельс», «Найденфельс», «Райхенфельс», «Танненфельс» и немного отличавшиеся «Кандельфельс» и «Кибфельс». Руководством Кригсмарине эти суда с самого начала рассматривались как потенциальные вспомогательные крейсера и в проект заранее заложили подкрепления корпуса в местах установки орудий. Поэтому неудивительно, что с началом войны их планировали переделать в коммерческие рейдеры, однако эти планы были осуществлены только в отношение «Гольденфельса» и «Кандельфельса», ставших, пожалуй, одними из самых эффективных надводных единиц немецкого ВМФ. Наибольшую известность получил «Гольденфельс», вошедший в историю Второй мировой войны на море как «Атлантис». Это в первую очередь связано с личностью его командира Бернхарда Рогге. Однако обо всем по порядку.

«Гольденфельс» заложили в 1937 г. на стапеле завода «Бремер-Вулкан», расположенного в пригороде Бремена Вегезаке. 16 декабря судно сошло на воду, а 27 января следующего года было принято владельцем. Уже в самом начале сентября 1939 года Кригсмарине мобилизовало недавно вернувшийся из рейса транспорт, работавший на дальневосточных линиях, и отправило для перестройки во вспомогательный крейсер номер два (HSK-2) на верфь концерна «Дешимаг» в Бремене. К этому времени стал известен и командир будущего рейдера: на эту должность был выбран тридцатидевятилетний фрегаттен-капитан Бернхард Рогге.

Получив назначение, Рогге прибыл в Бремен. Обнаружив, что на «Голденфельсе», получившем для операционных целей обозначение «Шифф-16», работы еще даже и не начинались, он развернул кипучую деятельность. Особое внимание фрегаттен-капитан уделил комплектованию своей будущей команды. Так в мемуарах он писал:

«Требовались особые моральные качества команды, способность людей выдерживать напряжение и преодолевать трудности на протяжении максимально долгого времени. Пределы возможного в этой сфере совпадают с пределами человеческой стойкости, с границей тех физических и эмоциональных нагрузок, которые люди способны перенести в длительном плавании».

Из присланных РВМ 214 низших чинов Рогге после личной беседы с каждым отклонил 104 кандидатуры. Не прошли также и несколько офицеров.

Употребив все свои связи и влияние, фрегаттен-капитан добился назначения на рейдер только тех людей, которые устраивали его полностью. Не меньше проблем было и по перестройке самого корабля, а также его снаряжения. Рогге несколько раз посетил К. А. Нергера — командира знаменитого вспомогательного крейсера «Вольф» — и получил от него много ценных практических советов. Немало времени отнимала и борьба с неповоротливой бюрократической машиной: так, один раз пришлось обращаться непосредственно к командующему флотом, чтобы получить такую, казалось бы, незначительную вещь, как четыре сигнальные ракетницы для абордажной команды.

1 ноября Рогге стал капитаном-цур-зее. 19 декабря на крейсере состоялась торжественная процедура подъема боевого флага. В немецком флоте существовала традиция, согласно которой командиры сами выбирали для вспомогательных крейсеров наименования. Рогге назвал свой корабль «Атлантис» — «Атлантида».

Через два дня «Шифф-16» покинул Бремен и направился в Киль. И надо же было такому случиться, что буквально сразу рейдер сел на мель. И хотя в этот момент Рогге даже не находился на мостике, а вел корабль по реке Везер лоцман, это показалось всем очень плохой приметой: в похожей ситуации во время Великой войны Адмирал-штаб сменил первого командира «Вольфа», посчитав его слишком «неудачливым» для такой должности. К счастью, все обошлось, и «Атлантис» прибыл в Киль вовремя. На новом месте началась жизнь, насыщенная учениями и тренировками. В этот период рейдер замаскировали под плавбазу — его покрасили в шаровый цвет, установили фальшивую второю дымовую трубу и деревянные макеты пушек. 31 января корабль посетил командующий военно-морским флотом Германии гросс-адмирал Эрих Редер, оставшийся весьма довольный увиденным. Он ни словом не обмолвился о неприятном инциденте, и только тогда команда, боготворившая своего командира, вздохнула облегченно. Февраль прошел в различного рода учениях, причем много времени уделялось изменению силуэта корабля. В начале марта на HSK-2 скрытно загрузили боекомплект, и он оказался полностью готовым начать поход. Вернувшись из Берлина, Рогге объявил, что выход в море состоится 13 марта, чем привел в немалую тревогу своих людей, суеверных, как и все моряки. Посмеявшись, капитан-цур-зее успокоил экипаж, назначив отплытие на 23.55 12-го.

0
Ленты новостей