Атлантис отправляется в плавание

«Атлантис» замаскированный под плавбазу

«Атлантис» замаскированный под плавбазу со второй фальшивой трубой. Февраль 1940 г. (Перейти к изображению)

Замаскированный «Атлантис» под плавбазу

«Атлантис» замаскированный под плавбазу со второй фальшивой трубой. Февраль 1940 г. (Перейти к изображению)

«Атлантис» в Датском проливе

Вспомогательный крейсер «Атлантис» в Датском проливе. Ветер силой 10 баллов (Перейти к изображению)

Точно в этот срок «Атлантис» поднял якорь и вместе с двумя другими рейдерами — «Орионом» и «Виддером» — направился следом за старым эскадренным броненосцем «Гессен», использовавшимся в качестве ледокола, Кильским каналом в Северное море, где возле залива Яде предполагалось провести учебные стрельбы. В течение двух дней Рогге нещадно гонял свою команду, объявив 19 марта, что назад они возвращаться не станут, а пойдут в небольшую бухту Зюдерпип на побережье Шлезвиг-Гольштейна к северу от устья Эльбы. Там в ночь на 23 марта «Атлантис» впервые сменил облик, превратившись из двухтрубного вспомогательного судна немецкого флота, в норвежский сухогруз «Кнут Нельсон». Фальшивый «норвежец» простоял в бухте еще неделю, до 31-го, когда получил приказ выйти в море. В тот же день маскировка сменили еще раз — теперь в Зюдерпипе находилось советское судно «КИМ». Капитан-цур-зее лично проверил маскировку, обойдя рейдер на катере и оставшись довольным увиденным за исключением одной детали — советский флаг висел вверх ногами.

1 апреля «Атлантис» в сопровождении миноносцев «Леопард», «Вольф» и подводной лодки U-37 (корветтен-капитан Вернер Хартман) неторопливо направился на север. На его пути в Атлантику находилось три опасных участка: гигантское Фризское минное заграждение, которым британцы перегородили Северное море, узкий пролив между Шетландскими островами и побережьем Норвегии, а также район Датского пролива. К вечеру отряд прошел минное заграждение, и миноносцы повернули обратно. Уже ночью разыгрался сильный шторм, и Рогге отпустил субмарину, договорившись с Хартманом о новой встрече уже к востоку от Датского пролива. С наступлением утра на горизонте наблюдатели заметили мачты, принадлежавшие двум военным кораблям противника. В течение нескольких часов «Атлантис» шел максимальным ходом, несмотря на непогоду. В результате роковой встречи удалось избежать. Около полудня состоялся еще один контакт, предположительно со вспомогательным крейсером противника, но и на этот раз все обошлось. Далее путь лежал к острову Ян-Майен, где после полудня 4 апреля состоялось рандеву с U-37, во время которого на лодку перекачали 25 тонн соляра. Получив сводку о погоде и ледовой обстановке с метеорологических судов WBS-3 «Фриц Хоман», WBS-4 «Хинрих Фреезе» и WBS-5 «Адольф Финнен», рейдер и лодка двинулись к входу в Датский пролив, огибая Исландию с севера. Совместное плавание продолжалось недолго из-за сильной непогоды, и Рогге распрощался с Хартманом, двинувшись на прорыв в Атлантику в одиночку. 8 апреля 1940 г. первый немецкий вспомогательный крейсер со времен Первой мировой войны вышел в Атлантику, пройдя траверз южной оконечности Гренландии мыса Фарвель.

Далее путь «Атлантиса» лежал на юг. Для экономии топлива он шел 10-узловым ходом на одном дизеле, постоянно уклоняясь от нежелательных встреч с торговыми судами. Вскоре на нем сменили маскировку, укоротив стеньги на одну перекладину и сняв «вороньи гнезда» с мачт. 16 апреля радисты принесли капитану-цур-зее радиограмму с коротким сообщением — «1814/16/57». Командование приказывало полным ходом идти в Южную Атлантику и начать действия на маршруте Кейптаун — Фритаун, хотя первоначальной задачей Рогге была постановка мин у мыса Доброй Надежды. Этим планировалось хоть как-то оттянуть морские силы союзников от Норвегии, недавно оккупированной Германией. 22-го «Атлантис» пересек экватор, но торжественно это событие отметили только через два дня. Так как нахождение советского транспорта в этих водах могло вызвать подозрение, то, перебрав очень большое количество кандидатов, Рогге и его адъютант лейтенант-цур-зее резерва Ульрих Мор составили список из 26 судов, под которые мог замаскироваться «Атлантис». В итоге выбор пал на японское «Касии-Мару» компании «Кокусай Кисен». 29 апреля работы завершили, и HSK-2 был готов начать боевые действия.

0
Ленты новостей