Крейсер «Jawus Selim» (1950 г)

Крейсер «Jawus Selim» («Goeben») 1950 г (Перейти к изображению)

Линейные крейсеры типа «Moltke» представляли собой увеличенный «Von der Tann» с пятой башней ГК, более мощной броней и улучшенными обводами корпуса. Корпус крейсера имел увеличенную ширину на миделе и более острые оконечности. Палубу бака довели до грот-мачты, а высоту борта в носу и корме уменьшили (7,3 и 4,3 м соответственно). Из-за этого бак заливало водой на полном ходу даже при небольшой волне. Подъем килевой линии стал более крутым, а форштевень — почти прямым.

Корпус корабля разделялся на 15 водонепроницаемых отсеков, двойное дно простиралось на 75% длины по ватерлинии. Для обеспечения в бою живучести крейсера были установлены два руля, один над другим, приводимые в действие из разных отсеков. Это должно было свести к минимуму возможность их одновременного выхода из строя.

Артиллерия ГК состояла из 280-мм орудий с длиной ствола 50 калибров (14 м), четвертая башня стреляла поверх кормовой. Орудия посылали 302-кг снаряд с начальной скоростью 889 м/с при угле возвышения 13,5 градусов на дистанцию 17,7 км. В ходе войны угол их возвышения увеличили до 22,5 градусов, что позволило стрелять на дистанцию до 23 км.

Бортовые башни ГК, расположенные диагонально в средней части (башня правого борта смотрела орудиями в нос башня левого борта — в корму), имели сектор обстрела на противоположный борт, равный 125 градусам. Боезапас составлял 81 бронебойный снаряд на каждое орудие. Эти снаряды пробивали броню толщиной 270 мм на дистанции 10,8 км при угле встречи 60 градусов. Механизмы поворота башен и вертикальной наводки орудий были электрическими. Приборы центральной наводки главного и среднего калибра установили в конце 1916 — начале 1917 гг.

Скорострельные 150-мм орудия со стволами в 45 калибров располагались на батарейной палубе. Что касается 88-мм пушек, то четыре находились вблизи форштевня на верхней палубе, две в носовой части надстройки, четыре в ее средней части и две на верх' ней палубе в сторону кормы. Боезапас составлял 150 выстрелов на 150-мм орудие и 250 на 88-мм пушку.

Орудия 150-мм калибра предназначались для об-стрела кораблей любого класса, их боезапас состоял из бронебойных и фугасных снарядов с головными и донными взрывателями. Дистанция стрельбы достигала 12,7 км, а в 1916 г. при использовании снарядов с улучшенной обтекаемостью — 14,8 км.

В мае 1915 г. с «Goeben» сняли часть 150-мм орудий для установки на берегу в районе Дарданелл. Количество 88-мм пушек уменьшилось до восьми, а затем до четырех. Зато в кормовой части надстройки установили четыре 88-мм зенитки. В конце 1916 г. последние четыре 88-мм пушки тоже демонтировали.

Торпедное вооружение состояло из четырех подводных трубных аппаратов: один в носу, два бортовых в носовой оконечности и один в корме.

Для бронирования в основном использовалась крупповская цементированная броня. Броневой защите могли позавидовать линкоры: главный пояс толщиной 270 мм простирался от носовой башни до кормовой, поднимаясь выше ватерлинии на 1,4 м и уходя в воду на 1,75 м. Нижняя кромка главного пояса утоньшалась до 130 мм. Сверху примыкал еще один 150-мм пояс, а над ним находился 150-мм каземат, с переборками такой же толщины, доходившими до верхней палубы. Траверзы по концам броневого пояса были прямыми и имели наибольшую толщину 200 мм. Барбеты башен ГК имели толщину 250 мм, лобовая и задняя стенки башен — 230 мм, боковые стенки — 180 мм, крыши — 90 мм. Толщина броневой палубы составляла 25 мм.

Противоторпедная защита повторяла «Von der Тапп». В глубине корпуса на расстоянии 4 метров от борта по всей длине главного броневого пояса шла продольная переборка толщиной от 30 до 50 мм, а также стояли более тонкие переборки, разделявшие примыкавшее к борту пространство на многочисленные отсеки и коффердамы. Наружные отсеки были пустыми, внутренние заполнялись углем.

На корабле имелись двенадцать котельных отделений с 24 водотрубными котлами Шульца—Торникроф-та и два комплекта прямодействующих турбин Пар-сонса в трех машинных отделениях. Турбины высокого давления, расположенные в носовых отделения. вращали наружные гребные валы, а турбины низкого давления, находившиеся в кормовом отделении — внутренние валы. На испытаниях при форсировке котлов «Moltke» и «Goeben» развили мощность более 85000 л.с. и скорость до 28,4 узлов.

Линейный крейсер «Moltke» после вступления в строй вошел в состав разведывательных сил Флота Открытого моря, участвовал в ряде сражений Первой мировой войны, начиная с боя у Доггер-банки. В 1915 году взрыв в машинном отделении погубил девять кочегаров и едва не стал причиной гибели крейсера. В августе того же года в Рижском заливе он получил торпеду с английской подлодки Е-1.

В Ютландском сражении «Moltke» отделался сравнительно легко: четыре поразивших его 381-мм снаряда вывели из строя 46 человек и вызвали затопление ряда отсеков, но не повлекли серьезного снижения боевой мощи корабля. А в начале сражения комендоры «немца» за 12 минут добились девяти попаданий в британский линейный крейсер «Tiger».

В апреле 1918 г. английская подлодка Е-42 всадила торпеду в середину корпуса «Moltke», которого со сломанной турбиной дотащили в порт на буксире. Но живучесть, которой славились германские корабли. спасла положение: крейсер остался на плаву. Однако спустя 7 месяцев он был интернирован в Скапа-Флоу вместе с другими германскими кораблями.

21 июня 1919 г. собственный экипаж там его и затопил. В 1927 году крейсер подняли и два года спустя продали на слом. Он был разобран в Розайте.

Совершенно иная судьба выпала однотипному с ним «Goeben». Этот линейный крейсер вместе с легким крейсером «Breslau» к началу войны находился в Средиземном море. Тайное соглашение Германии с Турцией позволило дивизиону контр-адмирала Вильгельма Сушона уйти в восточную часть Средиземноморья, свободную от английских и французских кораблей. Чудом ускользнув от англичан, он прибыл в Стамбул и 10 августа вошел в Дарданеллы.

13 августа турки объявили, что они купили у Германии «Goeben» и «Breslau» (плата была чисто символической, по одному фунту стерлингов за каждый корабль). Эти корабли вошли в состав турецкого флота под названием «Jawus Sultan Selim» и «Midillieh». Впрочем, в составе их экипажей за всю войну не было ни одного турка.

Именно «Goeben» сыграл роль провокатора, подтолкнув Османскую империю выступить против России. Он обрушил огонь своих орудий на Севастополь, где русский флот оказался застигнутым врасплох, так и не использовав ни одного из имеющихся в его распоряжении средств обороны (в том числе управляемое донное минное заграждение, над которым «Goeben» находился почти полчаса).

«Goeben—Yawus» доставил немало хлопот Черноморскому флоту, хотя прекрасная стрельба русских броненосцев в бою у мыса Сарыч 18 ноября 1914 г. стала для него неприятным сюрпризом. Немецкий корабль получил тогда попадания трех 305-мм, одиннадцати 203-мм и 152-мм снарядов, потерял 115 человек убитыми и 57 ранеными.

Осенью 1915 г. русские дредноуты «Императрица Мария» и «Императрица Екатерина II» окончательно вытеснили «Goeben» из Черного моря. Линейный крейсер предпочел скрыться в Босфоре, подходы к которому систематически минировали русские корабли. Кстати, за годы войны он подорвался на двух русских и трех английских минах. Но противоторпедная переборка ни разу не подвела, каждый раз «Goeben» сохранял ход и боеспособность.

20 января 1918 г. он потопил своей артиллерией в Эгейском море английские мониторы М-28 и «Raglan». Однако был вынужден прервать операцию. поскольку «Breslau» подорвался на мине. Пытаясь взять пострадавший крейсер на буксир, «Goeben» сам наскочил на мину. В конце концов «Breslau» затонул, a «Goeben», возращаясь в Дарданеллы, вновь попал на мину и выскочил на камни. Пока крейсер не сняли с камней 26 января, он подвергался непрерывным бомбардировкам с воздуха. Получив попадания двух авиабомб из почти 280, сброшенных с английских самолетов, «Goeben» стал первым в истории тяжелым кораблем, подвергшимся атаке с воздуха. После снятия с банки, еще раз показав высокую живучесть, он самостоятельно вернулся в Босфор, где ремонтировался в течение двух месяцев.

После заключения Брестского мира «Jawus Selim» в мае 1918 г. победителем вошел в Севастополь, где впервые за всю войну прошел докование. Но 2 ноября 1918 г. немецкий вице-адмирал Ребер спустил свой флаг на «Goeben—Sultan Jawus Selim» и передал корабль турецкому контр-адмиралу Ариф-паше.

До сих пор непонятно, почему Антанта не реквизировала турецкий линейный крейсер. Видимо, на него просто махнули рукой: греко-турецкая война и внутренние беспорядки полностью разрушили вооруженные силы и экономику Османской империи. «Jawus», покинутый немецкой командой и ржавевший в порту Измит, по мнению западных специалистов, не подлежал восстановлению — хотя бы потому, что в Турции не было ни одного дока, способного его вместить.

Но они ошиблись. В 1925 г. из Франции в разобранном виде был доставлен плавучий док подъемной силой 25 тысяч тонн. Год спустя его собрали, и турки приступили к ремонту «Jawus Selim». За 4 года корабль удалось полностью восстановить. Вскоре он совершил несколько походов по Средиземному морю. С 1936 г. корабль назывался просто «Jawus» — «Грозный».

В 1941 г. с него сняли грот-мачту и модернизировали артиллерию ГК. С 1948 г. бывший «Goeben» являлся стационером в порту Измир. Его внешний вид почти не изменился, если не считать 32 зенитных автоматов (18—40-мм, 14—20-мм),

расставленных на палубе, крышах башен и надстройках.

В 1963 г. правительство ФРГ обратилось к Турции с просьбой продать «Jawus», чтобы превратить его в корабль-музей. Однако сделка по каким-то причинам

не состоялась. Наконец, в 1971 г. его продали на слом турецкой фирме. Он был разобран в 1973—76 гг. там, где и стоял последние 25 лет — в Измире.

0
Ленты новостей