Ступенчатое-ярусная система расположения гребцов

Группы:

После XV в., когда «зензильную» систему заменила «ступенчато-ярусная» — то есть с несколькими гребцами на весло, те галеры, на которых предусматривалось разное количество гребцов для двух различных типов весел (а именно, пятеро на весло на банках первой пол­овины и шестеро на весло в кормовой полови­не) стали называться «грот-галерами». Они были крупнее, чем легкие галеры и предназначались для тех, кого венецианцы называли Capi da Mar, то есть для командиров галерных флотов или эскадр. На грот-галере с двадцатью шестью бан­ками (следует иметь в виду, что на месте одной из банок находился камбуз) размещалось 25x5 человек в носовой секции и 26x6 в кормовой, итого: двести восемьдесят один гребец.

Флагманы, или корабли главнокомандующих, были еще больше, чем грот-галеры (urn. галера-гросса) и предназначались, соответственно, для командующих флотом. На них обычно имелось по шесть гребцов на скамью, и принято считать, что шестого гребца добавил Андреа Дориа. На французской галере XVII в. «Реаль» имелось тридцать две банки и, следовательно — триста восемьдесят четыре гребца. Флагманская галера с наибольшим числом банок была однажды пос­троена турецким капитаном Улух Али после бит­вы при Лепанто, на ней имелось тридцать шесть банок и четыреста тридцать два гребца. Эти гигантские галеры (французская «Реаль» — 170,6 фута (52 м) в длину и турецкая — 179 футов (54,57 м в длину) были небыстроходными, ими оказалось трудно управлять и, следовательно, они не годились для маневров и битвы.

Галиоты были меньше галер. Во многих гену­эзских документах они фигурируют под названи­ем ligna de teriis, а в венецианских — как lig­num de remis centum... de remis octoginta. Эти суда, явно отличные от галер, не описываются авторами того времени, но нет сомнений, что по конструкции они должны быть подобны легким галерам, от которых они отличались размерами и количеством гребцов. В то время как на гале­ре в двадцать пять банок с тремя гребцами на весло было сто пятьдесят весел, на ligna име­лось сто и восемьдесят, согласно указу, опубли­кованному в Венеции 12 марта 1334 г., и от двадцати до ста, согласно «Imposicio Officii Gazariae» 1313 г.

Вероятно, с течением времени, поскольку латынь (все еще официальный язык в 1300 г.) была упразднена, термин ligna заменили на «га­лиот». Пантеро Пантера пишет только о галио­тах и говорит, что устроены они, как галеры, но не имеют носовой платформы и не всегда фок-мачту. На них имелось от семнадцати до двадца­ти трех скамей и по два весла на банку. Пан­тера добавляет, что в Берберии существовали галиоты, столь же крупные, сколь и обычные галеры, но без носовой платформы и фок-мачты, объясняя, что турки воспользовались именно такой уловкой, чтобы избежать реквизиции их кораблей государством в случае войны. В этом отношении нужно заметить, что в то время, как с христианской стороны в битве при Лепанто (1571 г.) участвовали только галеры, грот-гале­ры, флагманы и галеасы, в турецком флоте име­лось тридцать восемь кораблей, классифицируе­мых как галиоты и семнадцать — как фусты.

Меньше галиотов были военно-морские бри­ги, по конструкции подобные галиотам, но без прохода между банками, которых насчитывалось от восьми до шестнадцати, и каждую занимал один гребец, то есть имелось от шестнадцати до тридцати двух весел. Весла эти были очень длин­ными и легкими, так что ими легче было орудо­вать, чем большими и тяжелыми веслами XVI в. и более поздними на галерах ступенчато-ярусно­го типа («скалоджио»). Пантеро Пантера гово­рит, что бриги отличались быстротой, и по этой причине часто использовались турецкими пира­тами.

Фрегаты, менее крупные суда, были предшес­твенниками бригов, некоторые без палубы, но у всех — центральный проход между банками. Корма у них была ниже, чем у бригов, и вдоба­вок не имелось аутригера, весельные уключины располагались по краю корпуса. На них имелось шесть-двенадцать банок, и только по одному гребцу на каждой, весел же, таким образом, от двенадцати до двадцати четырех того же типа,

что и весла бригантин. На фрегате имелась толь­ко одна мачта с латинским парусом. Согласно Джелу, название «фрегат» представляет собой ис­каженное «афракта», что означает «без палубы».

Еще меньше фрегата была фелюка. Палубы на ней не имелось, мачта была только одна, банок — от трех до пяти и, соответственно, шесть-десять весел. Разновидностью фелюки являлась каста­лделла, упоминаемая Пантеро Пантера. Соглас­но Обену, нос фелюки мог меняться ролями с кормой, рулевые оси имелись и там и там.

Латинер был весьма распространенным в XII-XIII вв. судном и упоминается в истории Пизы и Анналах Каффаро как корабль, использовав­шийся пиратами. Документы того периода поз­воляют предположить, что на нем имелось две­надцать весел. Однако в XVII в. этот термин ис­пользовался для обозначения трехмачтового па­русного корабля с латинскими парусами, пригод­ного как для боя, так и для торгового плавания.

Еще одним небольшим военным кораблем, беспалубным и снабженным тараном, было кабо­тажное судно (coaster). Возможно, оно являлось разновидностью фрегата, только имело меньше банок. Особым типом корабля, широко исполь­зовавшимся пиратами Берберии вплоть до XVIII в., была фуста. О ней заходит речь в «De Re Navali» Лазаруса Байфа, где автор сообщает, что на венецианской фусте имелось по два весла на скамью от кормы до грот-мачты и только по одному от грот-мачты до носа. На фусте с двад­цатью банками и грот-мачтой у одиннадцатой банки могло насчитываться шестьдесят два вес­ла, стало быть, примерно на двадцать весел больше, чем на бриге с таким же количеством банок. В «Консульской книге» (кодексе военно-морских законов, действовавших на Средиземном море) фуста помещена в списке после галеры и перед латинером, что позволяет определить ее размеры и схему расположения гребцов. Самой крупной из больших галер, даже крупнее флаг­мана с шестью гребцами на банку, был галеас.

Галеас принадлежит к семейству галер и не имеет ничего общего с галеоном, весьма отличным от него по конструкции корпуса, парусной оснаст­ке и вооружению. Галеас был изобретен после введения огнестрельного оружия, дабы имелась возможность установить на корабле большее количество пушек, чем могла бы нести галера. Корабль венецианского происхождения, посколь­ку он был спроектирован и построен «Proto dei Marangoni» (мастером-кораблестроителем) вене­цианской военной судоверфи Франческо Бресса­ном. Галеасы применялись в битве при Лепанто, где не очень успешно проявили себя. В Непо­бедимой Армаде Филиппа II Испанского было пять галеасов, их уничтожили англичане при Кале 27 июля 1588 г. Начиная с этой даты, галеасы практически исчезли из европейских военно-мор­ских флотов, только Венецианская республика сохраняла их до XVIII в. Известно, что галеасы имелись во флоте Лоренцо Марчелло в 1656 г., у Франческо Моросини в 1684 г. и снова — в 1714 г. Так как появились они около 1530 г., когда «зензильная» система была заменена «сту­пенчато-ярусной», на них насчитывалось по од­ному веслу на банку, которым орудовало семеро гребцов, и, как правило, двадцать пять—двадцать шесть банок, как на обычной галере, но очевид­но более просторно расставленных. Согласно описанию Кресченцио, данному в «Nautica Med­iterranea», галеас был примерно на треть длин­нее галеры и на столько же шире. Там имелось три мачты с латинскими парусами, руль на кор­ме, плюс два «рулевых весла» по каждому бор­ту, имевших вспомогательное значение и дово­льно крупных. В отличие от галеры, галеас не имел тарана на носу.

Имелись две платформы, носовая и кормовая, но еще не настоящие. Вдоль бортов шли два фальшборта, гораздо выше, чем на галере, и два боковых прохода, где можно было установить аркебузы и орудия, метавшие камни. Между рядами скамей шел обычный центральный про­ход, соединявший нос и корму; банки для греб­цов устанавливались на палубной обшивке кор­пуса, который, как и на галерах, был уже, чем планширная рама. В кормовой части галеаса имелась палуба для командира и солдат. Как и другие типы кораблей, галеасы претерпевали мо­дификации с течением времени. У более позд­них образцов баковая надстройка (форкастль) и полуют обрели должную форму верхних надстро­ек (кастлей) с двумя батареями орудий; два рулевых весла исчезли, и наконец двух кормо­вых таранов больше не существовало, а план­шир удлинился и стал огибать корму, подобно галереям на более поздних судах.

Несмотря на большое число гребцов на каж­дой банке, галеасы были медленными и манев­рировать ими оказывалось настолько трудно, что, как можно прочесть в описании битвы при Лепанто, когда корабли строились в боевой по­рядок, шесть галеасов христианского флота при­шлось тянуть на буксире к месту, которое им полагалось занять.

0
Ленты новостей