Мир, сшитый из кусков

На основе чего Рейс составлял свои карты? Л. Василевский считает, что карта Рейса целиком базируется на древнейших источниках. Он полагает, что современники не могли чем либо помочь Рейсу (хотя сам же упоминает о «карте Глориенус», на которой красуется весь Американский континент!), ибо ни испанцы, ни португальцы якобы еще не располагали данными для карт. Поэтому Л. Василевский называет Всю карту «географическим феноменом».

Той же позиции держится и итальянец П. Томпкине. Он вспоминает и Веско да Гаму, и Кабрала и еще ряд современников Рейса, но только таких, которые действительно не располагали достаточной информацией о Новом Свете. П. Томпкине уверен, что Рейс мог опираться только на древние источники.

Вся карта составлялась на основе древних источников?.. А может быть, только ее какая-то часть? Вопрос этот чрезвычайно важен, ибо определяет направление поисков первоисточников.

Открываем библиографический словарь «300 путешественников и исследователей» (изд-во «Мысль», М., 1966). Читаем, что в 1501—1502 годах Америго Веспуччи обследует почти все побережье Южной Америки и, поняв, что перед ним новый континент, составляет карту восточного берега его. Читаем, что карты вызвали настоящую сенсацию в Европе, были изданы в типографиях и принесли ему такую славу, что уже в 1507 году его именем, еще неофициально, называют Америку. Вот тебе и «исключительность географического феномена»!

Обратим внимание: на южноамериканской карте Рейса разработана именно та береговая полоса (не целый южноамериканский материк, как утверждает Л. Василевский, а только его восточная часть!), что была исследована и запечатлена Веспуччи. Так обстояли дела в картографии до 1513 года.

О нашумевших картах не мог не знать прекрасный ученый, знаток многих языков адмирал Пири Рейс, взявшийся тем паче за составление глобальной картины мира. Но, может быть, сведения тех далеких лет распространялись слишком медленно? Вспомним, однако: книга о путешествии Колумба была переведена на русский, например, язык через три года после ее написания...

Ну, а район Карибского моря? Пири Рейс своей рукой пишет на полях портулана, что начертил его на основании карты, сделанной Колумбом. Таким образом, необъяснимой выглядит не вся карта, а лишь ее «Антарктида». Как этот участок Земли попал в поле

зрения Рейса? Это действительно загадка, в которой таится и предыстория карты Финея и судьба «цивилизации Антарктиды». Именно поэтому трактовка южного участка рейсовского портулана должна быть особо убедительной и точной...

Но именно здесь трактовка Л. Василевского выглядит устарелой и легкоуязвимой. Дело в том, что Л. Василевский опирается в своей статье на работы Маллери. Последний действительно подобрал для юга портулана Рейса такую систему координат, в которой берег принял очертания Антарктиды, но не смог найти начальную точку отсчета этой системы координат, не смог доказать, что именно ею пользовался Рейс, а потому его доводы оказались неубедительными.

Безоговорочно полагаться на работу Маллери невозможно, но Л. Василевский полагается, а потому возвращает проблему к уровню многолетней давности, к сентябрю 1960 года. В то время достижение Хэпгуда, описанное статье П. Томпкинса, еще не было известно ученым, и потому сама идея дешифровки была подвергнута сомнению.

Возраст антарктического мороза. Конечно, Василевский в своей работе не мог пройти мимо проблемы возраста ледового покрова пятого материка. Ведь если оледенение произошло слишком давно, скажем, сто тысяч лет назад, то трудно представить, как сведения такой давности могли уцелеть. Если же оледенение охватило материк, скажем, 10 тыс. лет назад, возможность такой транспортировки информации возрастает. В последнем случае исчезает, в частности, принципиальное противоречие между антарктической трактовкой карты Рейса и ледовым состоянием материка на сегодняшний день. Л. Василевский приводит данные начала оледенения, по видимому, по результатам работ 1957 года ученых Иллинойского университета и Института Карнеги в Вашингтоне; 16 тыс. или 15 тыс. лет назад.

Данные эти уже устарели. В результате последних измерений амплитуда колебания с тех пор значительно сократилась. Главный гляциолог французских полярных экспедиций Клод Лориус датирует начало оледенения цифрой 9—10 тыс. лет назад. Но ведь это не так уж и много. Ведь не сомневаемся же мы в существовании цивилизаций со «стажем» 5—6 тыс. лет — шумерийской, древнеегипетской, например.

Или даже больше — в существовании самого древнего «города» планеты, Чатал-Хаюка в Турции, возраст которого 8— 10 тыс. лет...

Кто же автор оригинала?

Логично предположить, — пишет Л. Василевский, — что глубокой древности, задолго до эпохи пирамид, существовал народ, передавший египтянам свои географические познания...» Но зачем же предполагать, если доподлинно известно, что такие народы существовали: морские народы Средиземноморья, коих египтяне именовали «турша» — пелаэги, этруски, карийцы, критяне, финикийцы. Они оплавали полсвета, и если уж кому и передали гипотетические «антаркты», географические познания, так уж не сугубо сухопутным египтянам, а этим народам-посредникам.

Л. Василевский полагает, что египтяне сами пускались в длительные плавания и уже за 3 тыс. лет до н. э. обошли на судах вокруг Африки. Но не египтяне, а финикийцы обогнули Черный континент по поручению честолюбивого фараона Нехо и не в 3-м тысячелетии до н. э., а всего в 596— 594 годах до н. э.

Мы знаем лишь об одном чисто «египетском» вояже по морю — об экспедиции царицы Хатшепсут (1493 г. до н. э.) в Пунт на Красном море. Таким образом, сама история указывает нам на звено, в котором могло зародиться знание об Антарктиде: народы-посредники...

Но и дальнейшую цепь передачи знаний от народа к народу Л. Василевский представляет  статье несколько ошибочно. По его мнению, древние египтяне передали географическую информацию прямо древним арабам, а те — из рук в руки туркам. Росчерком пера исключен блистательный период в истории географии — древние греки, римляне, а вместе с ними знаменитая Александрийская школа античных географов оказались за бортом. Эстафета географических познаний шла другим путем!

Вместе с тем сам Пири Рейс недвусмысленно ориентирует нас к этим дорогам. Читаем в «Бахрийе»: «Неверный по имени Коломбо, генуэзец, открыл эти земли. В руки названного Коломбо попала одна книга, в которой он прочитал, что на краю Западного моря, далеко на Западе, есть берега и острова. Там находили всевозможные металлы и драгоценные камни. Вышеназванный Коломбо долго изучал эту книгу...» Так свидетельствует Рейс о происхождении первоисточников. Здесь же он пишет, что Колумб взял в свою первую поездку стеклянные бусы, которые впоследствии и обменял на золото. О страсти туземцев к стеклянным украшениям Колумб тоже узнал из упомянутой книги. Судя по «Бахрийе», был экземпляр этой книги и в руках Пири Рейса, и датирует он ее надписью на полях карты временами Александра Великого.

Казалось бы, какие сведения могла содержать указанная эпоха? Эратосфен только вычислял диаметр земного шара, карты только начинали составляться. Вспомним, однако, открытия Стеккини: древние египтяне умели вычислять диаметр Земли, располагали сведениями планетарного характера несколько тысячелетий назад, задолго до возникновения Александрийской школы.

Большинство этих научных достижений не смогло перейти в руки греков — даже диаметр Земли им пришлось измерять заново. Но греки знали о достижениях древних египтян: это и подтолкнуло их на собственные изыски. Транспортировалась грекам и идея существования континентов в океане.

Но ведь то, что для греков было идеей, слухами, требующими проверки, для древних египтян было фактом.  Напрашивается вывод, что египтяне располагали фактами о заморских материках, данными, которые, как и многие другие, нашли какие-то дороги к средним, а затем и нашим векам.

А может быть, коридор познаний шел от Древнего Китая, в котором уже 3 тыс. лет назад функционировали своеобразные институты топографии и картографии?

Все эти варианты вполне реальны — наука древних была вполне готова к восприятию Антарктиды. И нет смысла звать в варяги «марсиан», как это делают Л. Василевский и П. Томпкине, чтобы понять тайну происхождения карт. Разгадку нужно искать у себя на Земле, не изменяя при этом правилу, начертанному Рейсом в предисловии к «Бахрийе». В этой книге не должно быть ничего, что не основывалось бы на фактах».

0
Ленты новостей