Тессераконтера Птолемея Филопатра

Тессераконтера Птолемея Филопатра

Тессераконтера Птолемея Филопатра (Перейти к изображению)

 В 332 г. до н .э. Александр Великий покорил Египет. Один из его полководцев. Птолемей, унаследовал египетские владе­ния, а впоследствии принял царский титул и основал династию Птолемеев, которая правила до покорения страны римлянами (332-330 г. до н.э.) Все цари элли­нистической династии получали имя Птолемей, к кото­рому добавлялось второе имя, например — Эвергет, Сотер или Филопатр. Поскольку династия являлась эллинистической, тессераконтера представлена здесь именно как греческий корабль. Корабли более чем с десятью комплектами весел упоминаются в нескольких источниках: Плутарх говорит о «шестнадцатке» Демет­рия Македонского, а Диодор и Полибий описывают «двадцатку» Гиерона Сиракузского. Согласно Плутар­ху, Птолемей II Филадельф, царь Египетский (285-246 гг. до н.э.), построил один корабль с двадцатью ряда­ми весел и два с тридцатью, а позднее Птолемей IV Филопатр — один корабль с сорока командами греб­цов. Такой корабль должен был иметь 407,87 фута (124,32 м) в длину, 55,34 фута (16,87 м) в ширину, самые длинные весла, которые держали траниты име­ли длину 55,34 фута (16.87 м). Ненагруженный. ко­рабль имел осадку примерно 5,2 фута (1,6 м), а пол­ностью нагруженный — примерно 11,8 фута (3,6 м). На нем находилось 4000 гребцов и 2850 солдат, он должен был иметь 7 таранов, 2 носа и 2 форштевня. Реконструкция американца Кэссона представляет такое судно в виде большого катамарана с тремя рядами весел, в двух верхних, предназначенных для транитов и зигитов, их по четырнадцать, гребцы сидят друг против друга, семеро налегают на весла, семеро отталкивают­ся; в команде таламитов — двенадцать гребцов. Такие корабли следует считать скорее легендарными, нежели подлинными, фактически же описание тессераконтеры, данное более древними историками (возможно, Кал­лисфеном), было позаимствовано Плутархом и Атене­ем, историками, жившими в I и II вв. до н.э., которые, хотя и являются серьезными авторами, описали ко­рабль четыре столетия спустя и не имели возможнос­ти проверить факты. Мы, таким образом, можем пред­положить, что слухи, передававшиеся из уст в уста и записанные впоследствии историками, были приняты за реальные факты. По этой причине многие специа­листы, изучающие военно-морское дело, прилагали немалые усилия, чтобы перевести измерения, данные этими авторами в локтях, в футы и интерпретировать их описания логическим, а порою и не особенно логи­ческим  образом.

0
Ленты новостей