Паруса на кораблях античной эпохи

Многочисленные изображения египетских, гре­ческих и римских кораблей, сохранившиеся до нынешнего дня, показывают, что на этих кораб­лях имелась только одна мачта с одним боль­шим прямым парусом, прямоугольным по форме и подвешенным к горизонтальному рею. Такой тип паруса был крайне примитивен и не пред­ставлял возможности для лавирования, то есть пользоваться им было можно, только когда ветер дул в благоприятном направлении, а именно — с кормы.

Некоторые образцы египетских и финикийс­ких кораблей свидетельствуют, что парус разво­рачивался между двумя реями, один из которых располагался над другим, между тем на более поздних греческих и римских судах имелся только верхний рей. На подобных парусниках имелся нормальный бегучий такелаж, использующийся и поныне, скажем, фал, предназначенный для под­нятия рей и паруса, топенанты, поддерживаю­щие концы рея, и брасы, необходимые для уп­равления. У паруса имелись шкоты по двум шкотовым углам, то есть по нижним углам пол­отнища, и гитовы, чтобы сворачивать парус к верхнему  рею.

Парус служил средством передвижения толь­ко при долгих переходах; когда корабль готови­ли к бою, не только сворачивали паруса, но, практически, вместе с мачтами оставляли на бе­регу, дабы те не мешали гребцам и воинам. Однако такого порядка не всегда придержива­лись. Плутарх сообщает, что в битве при Акци­уме  (31   г. до  н.э.)  Антоний  приказал  командирам своих кораблей, которые хотели оставить паруса и мачты на берегу, биться, оставив их на борту, в то время как с кораблей Октавиана их выгрузили.

По этой причине мачты следовало делать ле­гкими и снимаемыми без усилий. На некоторых изображениях египетских кораблей видна дву­хопорная мачта с противовесами, которую под­нимали, вращая вокруг горизонтально располо­женного веретена. На одном из греческих мра­морных барельефов представлен корабль, на ко­тором поднимают мачту. Что касается числа мачт, то на изображениях египетских, финикийских и карфагенских кораблей видно только по одной мачте. Напротив, на некоторых изображениях греческих и римских судов заметна вторая, зна­чительно более короткая мачта, которая накло­нена вперед и также снабжена прямым парусом. Она называлась dolonum (бушприт), а парус на­зывался artemon, как о том сообщается в сочине­ниях Ливия, Поллукса и Исидора. Название это продолжали использовать и позднее, в средние века, что подтверждается «Венецианским Стату­том» 1265 г.: «Корабль... пусть имеет на носу (корабля) terzalorium и наклонный брус (для па­руса)».

Долонум использовался, прежде всего, на ку­печеских кораблях. В результате эволюции и мо­дификации формы носа он превратился в эпоху парусов в бушпритную мачту, несущую бушприт­ный  парус.

0
Ленты новостей