История корабля «Dreadnought»

Линейный корабль «Dreadnought» (1913 г)

Линейный корабль «Dreadnought» (1913 г.) (Перейти к изображению)

Схема линейного корабля «Dreadnought» (1917 г)

Схема линейного корабля «Dreadnought» (1917 г.) (Перейти к изображению)

Линейный корабль «Dreadnought» (1907 г)

Линейный корабль «Dreadnought» (1907 г.) (Перейти к изображению)

Разрез линейного корабля «Dreadnought»

Линейный корабль «Dreadnought» в разрезе (Перейти к изображению)

Размещение башен корабля «Dreadnought» (1906 г)

«Dreadnought» (1906 г.): линейно-эшелонированное размещение башен (Перейти к изображению)

Главное отличие корпуса «Неустрашимого» от предшественников составляли его пропорции и обво­ды, рассчитанные на достижение высокой по тем вре­менам скорости в 21 узел. Он стал первым англий­ским линкором, не имевшим таранного образования. Вместо тарана нос ниже ватерлинии имел своеобраз­ный выступ (бульб). Корпус был спрямлен в средней части, что делало его несколько похожим на коробку. Такие обводы смягчали бортовую качку. По бортам ниже ватерлинии шли подводные кили.

Высота надводного борта достигала 8 метров, а полубак с 8,5-метровым фальшбортом отличался зна­чительной длиной. Эти конструктивные особенности улучшали мореходность, особенно в штормовую пого­ду (палубу не захлестывало водой).

Корпус был сформирован с учетом последствий минных взрывов и обеспечения максимальной степе­ни непотопляемости. Поперечные переборки, разде­лявшие корабль на 18 отсеков, имели высоту 2,7 метра над конструктивной ватерлинией. Шесть главных водонепроницаемых переборок проходили по высоте до средней палубы. В них не было никаких отверстий для дверей, люков и трубопроводов. Они разделяли корпус на крупные отсеки, сообщение между которыми осуществлялось только через среднюю па­лубу, с широким применением электрических лифтов. Конструкторы уделили внимание автономности каж­дого такого отсека: они имели самостоятельные сис­темы затопления, осушения и вентиляции.

Стволы 12-дюймовых орудия типа Мк.10 имели длину ствола 45 калибров (13,72 м). Их разработала за два года до этого фирма «Виккерс» для броненос­цев типа «Lord Nelson». В 1905 году это были самые мощные в Королевском флоте орудия, оставлявшие далеко позади по дульной энергии и бронепробивае-мости все предшествующие модели. Одно такое ору­дие весило вместе с затвором 58 тонн и стреляло 386-кг снарядами с помощью заряда бездымного по­роха весом 117 кг. Начальная скорость снаряда со­ставляла 840—860 м/с; дальность полета при угле возвышения 13,5 градуса достигала почти 15 км.

Каждая башня ГК весила 500 тонн, ее обслуживал расчет из 35 человек. За десять минут спаренная ар-тустановка могла произвести 12 выстрелов. Башни стояли на неподвижных барбетах, усиленных верти­кальными стальными балками и закрытых барабана­ми, сваренными из 11-дюймовых броневых плит. 12-дюймовые орудия «Дредноута» могли обеспечить бортовой огонь в секторе 60 градусов от траверза по носу и 50 градусов от траверза по корме.

Противоминная артиллерия состояла из 76-мм орудий модели Р.IV, тоже первоначально разработан­ных для «Lord Nelson». Орудие имело длину ствола 50 калибров (3,75 м), весило 915 кг и сообщало снаряду весом 5,5 кг начальную скорость 800 м/с. Для эффек­тивного поражения эсминцев нового поколения такой снаряд был маломощным, поэтому противоминная артиллерия нового линкора подверглась единодушной критике. Однако в условиях жесткой экономии веса для размещения главной артиллерии просто не было иного выхода. 12 орудий установили на надстройке, 7 разместили на крышах башен ГК, еще 8 пушек стояли на съемных станках на баке и юте корабля. В процессе службы корабля число противоминных ору­дий неуклонно уменьшалось.

К моменту вступления линкора в строй для него еще не успели создать систему центральной наводки. Каждая башня самостоятельно вносила поправки в наведение орудий по данным, поступавшим из цент­рального артиллерийского поста. Позже система управления огнем постоянно совершенствовалась, отражая технический прогресс в этой области. В 1908—09 гг. установили дополнительные артиллерий­ские вычислительные пункты, а в 1912—13 гг. появилась, наконец, и система центральной наводки.

Торпедное вооружение включало четыре борто­вых и один кормовой 457-мм аппараты. Ни один бро­неносец или броненосный крейсер во время русско-японской войны не торпедировал ни одного корабля. Однако в силу традиции вооружение дредноутов тор­педными аппаратами считалось совершенно обяза­тельным на всех флотах.

Броневая защита «Dreadnought» уступала британ­ским броненосцам предыдущих типов. Это явилось следствием остаточного принципа расхода веса на броню и спешки в проектировании. Вертикальный бор­товой пояс имел протяженность от штевня до штевня. По высоте он располагался от уровня средней палубы до отметки 1,52 метра ниже ватерлинии при нормаль­ном водоизмещении и имел высоту 4,06 метра. Пояс состоял из двух рядов плит: ватерлинию защищала 279-мм броня, выше шла 203-мм. B носовой части по­яс утончался до 203—152 мм, в кормовой до 203— 102 мм. За броней находились угольные бункеры, имевшие в сечении форму срезанного клина.

Отказ от верхнего броневого пояса являлся весьма серьезным недостатком. Лишенный надежной защиты надводный борт между верхней и средней па­лубой был уязвим для любых фугасных снарядов про­тивника, которым противостояла всего лишь тонкая бортовая обшивка из 13-мм стальных листов.

Горизонтальное бронирование не отличалось но­визной. Верхняя броневая палуба, находившаяся на уровне средней палубы корабля, простиралась от форштевня до кормового траверза и представляла собой настилку из 18-мм мягких стальных плит. Под ней, на уровне нижней палубы, между носовым и кор­мовым барбетами проходила главная броневая палу­ба состоявшая из двух слоев (25+18 мм) мягкой бро­невой стали. На расстоянии примерно трех метров от наружного борта эта палуба плавно опускалась в ви­де скоса к нижней кромке броневого пояса. Вне пре­делов цитадели горизонтальное бронирование было продлено до оконечностей корпуса. В носу его толщи­на составляла 38 мм. в корме 51 мм. Основное бро­нирование корпуса дополнял 203-мм кормовой тра­верз, прикрывавший погреба кормовых башен и тур­бинные отделения с кормовых углов. В носу по непо­нятной причине такая защита отсутствовала.

Барбеты башен ГК бронировались от верхней до нижней палубы, толщина брони в межпалубном про­странстве была 102 мм. Наружные стороны барбетов выше верхней палубы бронировались 279-мм плита­ми, внутренние 203-мм. Сами башни спереди и по бо­кам защищала 279-мм броня, они имели 76-мм крышу и 330-мм тыл. При этом ради экономии веса толщину брони башен, поступивших на «Dreadnought» вместо «Lord Nelson» и «Agamemnon», уменьшили против первоначального проекта (305 мм).

Подводную защиту главный строитель Филипп Уаттс рассчитал на гарантированное противостояние двум попаданиям 18-дюймовых (457-мм) торпед с эк­вивалентом боевой части 70 кг тротила. Помимо бор­тового клетчатого слоя, внутренние помещения ко­рабля закрывали две продольные переборки, внут­ренняя из которых отстояла от наружного борта на 5 метров. Пространство между ними заполнял уголь.

Турбины системы Парсонса располагались между кормовыми башенными установками по две в борто­вых отсеках, разделенных продольной переборкой в диаметральной плоскости. Турбины высокого давле­ния вращали наружные валы, низкого — внутренние. На каждом из четырех валов имелись две турбины — переднего и заднего хода, на внутренних валах, крометого, размещались крейсерские турбины. Пар вы­рабатывали 18 котлов системы «Бэбкок и Уилкокс» со смешанным отоплением на угле и нефти,

Согласно расчетам, полную мощность в 23000 л.с «Dreadnought» достигал при 320 об/мин. 6 октября 1906 г. во время испытаний корабль развил скорость 21,05 узла при мощности 24712 л.с. и 328 об/мин. Первый же большой испытательный поход в начале 1907 г. показал, что турбины оправдали все надежды. За месяц корабль прошел свыше 7000 миль, и все обошлось без серьезных аварий, если не считать не­скольких лопнувших котельных трубок.

Строители оснастили линкор двумя параллельны­ми балансирными рулями, плоскости которых распо­лагались в осях внутренних валов. Эта мера позволи­ла существенно увеличить общую площадь рулей и эффект их воздействия, что обеспечило кораблю пре­красные маневренные характеристики на скоростях свыше 10 узлов. Управление рулями осуществлялось с мостика или с любого из четырех запасных постов.

Выбирая форму мачт, конструкторы стремились разместить как можно выше дальномерный пост. В итоге «Dreadnought» первым получил трехногие мачты, ставшие типовыми для всех последующих британских линкоров и линейных крейсеров. Они обеспечивали хорошую устойчивость находившемуся на 30-метровой высоте марсу с 2,7-метровым базисным дальномером, с которого в башни переда­вались данные для стрельбы.

Сама по себе идея была замечательной. Но проек­тировщики не учли одну важную деталь: они постави­ли фок-мачту между двумя дымовыми трубами. Мало того, что дым из передней трубы серьезно затруднял обзор, он был еще и горячий. Когда топки работали на всю мощь, трубная конструкция мачты так нагрева­лась, что по находившемуся внутри нее трапу невоз­можно было перемещаться.

Размещение экипажа тоже стало новшеством. Со времен парусного флота матросы по традиции находились в кубриках в носовой части, офицеры за­нимали каюты в корме. На «Дредноуте» там поселили команду (поближе к машинам), офицерам предоста­вили среднюю часть. Это решение было вызвано опа­сением того, что из-за возросшей длины корабля эки­паж не успеет быстро занять свои места по тревоге.

Сразу после сдаточных испытаний корабля на дей­ствие машин, мореходность и управляемость (октяб­рь—ноябрь 1906 г.), его стали готовить к большому ис­пытательному плаванию. В январе—марте 1907 г. «Dreadnought» дважды пересек Атлантический океан, проведя по пути серию различных испытаний, проб и учений.

По словам командира корабля, кэптена Реджи­нальда Бэкона (будущего адмирала), «ни один из чле­нов комитета не отважился бы в свое время даже на­деяться, что все нововведения, примененные в про­екте, окажутся настолько удачными, насколько это имело место на самом деле».

Вскоре после возвращения из испытательного по­хода «Dreadnought» стал флагманом Морской диви­зии только что сформированного Флота метрополии. Этот статус он сохранял до 1911 г., после чего стал ря­довым кораблем 1-й дивизии, позже переименован­ной в 4-ю линейную эскадру, флагманом которой был назначен в конце 1912 г. В составе этого соединения находился до июля 1916-го, когда его отослали на юг для усиления 3-й линейной эскадры, базировавшейся в Ширнессе. В мае 1918 г. вернулся в свою дивизию.

Почти вся служба корабля прошла в водах Англии, не считая нескольких дальних походов. За годы войны никаких подвигов «Dreadnought» не совершил, его орудия не сделали ни одного выстрела. Во время Ют­ландского сражения корабль находился в ремонте.

Лишь однажды, 18 марта 1915 г., в Северном море «Dreadnought» встретил германскую субмарину U-29, которой командовал Отто Веддиген, и потопил ее та­ранным ударом. Так он отомстил за гибель четырех британских крейсеров, потопленных Веддигеном на подводной лодке U-9 («Aboukir», «Cressy», «Hogue» 22 сентября 1914 г., «Hawke» 15 октября 1914 г.).

В 1919 г. линкор вывели в резерв, еще через два года исключили из состава флота и продали на слом.

0
Ленты новостей