Начало Русско-японской войны

В связи с тяжелой обстановкой, сложившейся на Дальнем Востоке в ходе войны с Японией, осенью 1904 г. российское военно-политическое руководство сформировало 2-ю Тихоокеанскую эскадру. Она со­стояла из 7 эскадренных броненосцев, 1 броненосно­го крейсера, 7 бронепалубных и 5 вспомогательных крейсеров, 9 эскадренных миноносцев. Эскадру воз­главил контр-адмирал З.П. Рожественский (произве­ден в вице-адмиралы в октябре уже после отправки эскадры), младшими флагманами стали контр-адми­рал Фелькерзам и контр-адмирал Энквист.

15 октября основные силы 2-й Тихоокеанской эс­кадры вышли из Либавы. Впереди был исключительно трудный переход через два океана. На всем протяже­нии пути Россия не имепа ни одной военно-морской базы. Под давлением Великобритании, придерживав­шейся дружественного нейтралитета по отношению к Японии, ряд государств отказался снабжать русские корабли в пути и запретил им вход в свои порты.

Трудности в получении снабжения и производстве ремонта, зависимость от частных фирм, доставляв­ших уголь по контрактам, вынудили Морское минис­терство послать вместе с эскадрой большое число транспортов с углем, продовольствием и пресной во­дой, плавмастерскую «Камчатка», два госпитальных и несколько буксирных судов.

21 октября 1904 г. эскадра пришла в Танжер, где разделилась на два отряда. 1-й отряд под командова­нием Рожественского, состоявший из новых броне­носцев типа «Бородино», которые из-за большой осадки не могли пройти Суэцким каналом, продолжил путь вокруг Африки. 2-й отряд под командой Фелькер-зама направился через Средиземное море к Суэцко­му каналу. Первоначально задача эскадры Рожест­венского состояла в том, чтобы, прорвавшись в Порт-Артур, усилить 1-ю Тихоокеанскую эскадру для завое­вания господства на море. Однако к тому моменту, когда оба отряда вновь соединились в порту Диего-Суарес (остров Мадагаскар), Порт-Артур уже захвати­ли японцы, а 1-я Тихоокеанская эскадра была уничто­жена. В связи с этим 2-й эскадре поставили новую за­дачу: прорваться во Владивосток и продолжить борь­бу «за завладение Японским морем».

Для усиления Рожественского с Балтики был по­слан отряд под командованием контр-адмирала Н.И. Небогатова в составе 1 эскадренного броненосца, 3 броненосцев береговой обороны и 1 старого крейсе­ра — 3-я Тихоокеанская эскадра. 8 мая отряд Небогатова у берегов Индокитая присоединился к адмиралу Рожественскому, образовав 3-й боевой отряд 2-й Ти­хоокеанской эскадры. Русские корабли продолжили поход, приближаясь к Японскому морю, где их поджи­дал Соединенный флот адмирала Хейхатиро Того.

Достигнуть Владивостока можно было тремя путя­ми: через Корейский, Сангарский или Лаперузов про­ливы. Учитывая преимущество в эскадренной скоро­сти главных сил японского флота, которая позволяла развернуть их своевременно на любом направлении, и свои затруднения с топливом, адмирал Рожествен­ский избрал самый опасный, зато кратчайший путь через Корейский пролив. Боевое столкновение фло­тов он считал неизбежным в любом случае.

Российская официальная пресса предсказывала его исход довольно оптимистично: «При таком энер­гичном адмирале, каким является Рожественский, мы вправе надеяться, что наш флот выполнит все то, что будет в его силах. И Японии недешево обойдется первый же эскадренный бой». Большинство адмира­лов и офицеров сомневались в решительной победе, но были все же уверены, что основная часть эскадры до­стигнет Владивостока, нанеся противнику чувствитель­ные потери. Эта уверенность основывалась на опыте боев 1-й Тихоокеанской эскадры в море, где потери в кораблях были незначительны, и на анализе соотно­шения сил противников.

Действительно, при количественном превосходст­ве японцев в крейсерах и миноносцах русская эскад­ра по численности эскадренных броненосцев не усту­пала противнику, даже превосходила его по числу 254-мм и 305-мм орудий. Четырем сильнейшим ко­раблям адмирала Того адмирал Рожественский мог противопоставить четыре новейших броненосца типа «Бородино». С другой стороны, по общему числу бро­неносных кораблей, их бронированию, скорости хода и количеству орудий калибра 152—203 мм русская эскадра была значительно слабее японского флота. 2-я Тихоокеанская эскадра могла произвести 134 вы­стрела в минуту, выбросив около 0,8 тонны взрывча­того вещества, тогда как эскадра Того могла сделать в минуту 360 выстрелов, выбросив около 10 тонн взрывчатки. К тому же русская эскадра состояла из кораблей разных типов, что затрудняло их использо­вание и понижало боевую мощь эскадры в целом.

Комплектование 2-й Тихоокеанской эскадры лич­ным составом имело ряд недостатков. Рядовой и ун­тер-офицерский состав эскадры более чем наполови­ну состоял из запасных и новобранцев. Некомплект в офицерском составе пополнился за счет запасников, мобилизации моряков торгового флота и досрочного выпуска из Морского кадетского корпуса. Поэтому перед началом похода боевая подготовка экипажей находилась в зачаточном состоянии. Надежды на вос­полнение пробелов во время похода не оправдались, особенно по части артиллерийской подготовки, от ко­торой зависел успех боя. На кораблях отсутствовали снаряды для практических стрельб: их из Либавы от­правили на Дальний Восток по железной дороге (!).

Плохо обстояло дело с освоением новой техники, в частности оптических приборов для стрельбы на больших и средних дистанциях. Как отмечал команду­ющий в своем приказе после одного из учений, лучше всего при совместном маневрировании эскадре уда­вался «строй кучи», а управляющие огнем при стрель­бе пускали ценные боевые снаряды «наудалую».

Рожественский хорошо знал о низком уровне под­готовки своих подчиненных, и это не добавляло ему оптимизма. Поэтому он избрал строго централизо­ванные приемы боевого управления, сведя к нулю инициативу командиров соединений и кораблей. Со своими замыслами командующий никого не ознако­мил. Из приказов Рожественского можно было уяс­нить лишь то, что общая задача эскадры заключалась в прорыве через Корейский пролив во Владивосток.

При встрече с противником броненосцам всех от­рядов предписывалось действовать совместно про­тив японских броненосцев. 1-й минный отряд должен был прикрывать их от атак японских миноносцев, а остальным крейсерам и миноносцам предстояло за­щищать транспорты. В случае выхода из строя флаг­манского корабля эскадру должен был вести следую­щий за ним броненосец.

Тактическая организация русской эскадры предус­матривала выделение четырех кораблей типа «Боро­дино» в отдельный отряд под личным командованием Рожественского, державшего флаг на броненосце «Князь Суворов». Но при этом отнюдь не имелось в виду раздельное маневрирование отрядов; 12-и японcким броненосным кораблям командующий эскадры предполагал противопоставить 12 своих в сомкнутом строю на эскадренной скорости всего 9 узлов. Из это­го видно, что Рожественский имел в виду обеспече­ние прорыва не путем нанесения удара по противни­ку, а только отражением японских атак. Таким обра­зом, он отказался от инициативы еще до начала сра­жения.

Готовился к встрече с русским флотом и адми­рал Того. За пять месяцев, прошедших после падения Порт-Артура, японский флот успел не только отремон­тировать корабли, но и повысить уровень боевой под­готовки. За это время были учтены некоторые уроки боя в Желтом море: отработано централизованное управление огнем при стрельбе нескольких кораблей по одному объекту, более грамотно решен вопрос о выборе позиции для охвата головы кильватерной ко­лонны и т.д.

К моменту прихода 2-й Тихоокеанской эскадры на Дальний Восток главные силы японцев (1-й и 2-й бое­вые отряды) находились в корейском порту Мозампо. У острова Цусима были расположены 3-й боевой от­ряд и номерные миноносцы. В 120 милях (222 км) к югу от Мозампо патрулировали легкие и вспомога­тельные крейсеры. Японский флот представлял собой большую силу, прочно спаянную, с боевым опытом. воодушевленную предыдущими успехами в войне.

0
Ленты новостей