Продолжение Цусимского сражения

Схема маневрирования в Цусимском бою

Общая схема маневрирования в Цусимском бою (Перейти к изображению)

Вице-адмирал Хейхатиро Того

Вице-адмирал Хейхатиро Того (Перейти к изображению)

Японцы в этом столкновении на близких дистанци­ях пострадали сравнительно мало — взаимное распо­ложение противников было таково, что стрелять по ним могли только головные русские корабли и только частью своих орудий. На «Shikishima» снаряд пробил каземат № 6 и вывел из строя его орудийную прислу­гу. На «Nishin» снаряд оторвал ствол 203-мм орудия. Таким образом, пассивные действия Рожественского в начале боя, в сочетании с плохой организаци­ей артиллерийского огня, привели к потере управле­ния эскадрой, что фактически означало ее пораже­ние. Вслед за выходом из строя «Князя Суворова», шедшие следом «Император Александр III» и «Боро­дино», действуя в духе полученного ранее приказа, доблестно сражались, но раз за разом подставляли голову русской колонны под сосредоточенный огонь противника. Неуправляемый «Князь Суворов» вско­ре после поворота «Бородино» на юг оказался под расстрелом «Mikasa», «Shikishima» и пяти крейсеров Камимуры. Новые попадания вывели из строя носо­вую 305-мм башню, произвели опустошения среди матросов и офицеров, пытавшихся тушить пожары. К этому времени «Суворов» получил не менее 60 сна­рядов крупного и среднего калибров. Пострадали и три других сильнейших русских корабля, но «Бороди­но» и «Орел» еще сохраняли боеспособность. Бое­способным был и «Mikasa», пораженный уже 25 рус­скими снарядами.

В течение следующих 35 минут японцы находились в полном неведении о местонахождении русских кораблей, но упорное стремление 2-й Тихоокеанской эскадры на север облегчало поиски.

К 15.40 капитан 1 ранга П.И. Серебренников вновь вывел эскадру на курс норд-ост 23 градуса. За «Бородино» следовали «Орел» и «Император Алек­сандр III». В кильватер последнему собрался вступить старший из оставшихся в строю флагманов — контр­адмирал Небогатое. Его «Император Николай I», имея за собой три броненосца береговой обороны, обходил слева растянувшиеся корабли 2-го отряда — «Сисой Великий», «Наварин» и «Адмирал Нахимов». В это время слева из мглы показались пять крейсеров Камимуры, за которыми следовал отряд адмира­ла Того.

Во время 40-минутного боя японцы вновь обогнали рус­скую эскадру, а между сражав­шимися колоннами зигзагами двигался полуразрушеннный «Князь Суворов». Он невольно сближался с противником до 11 кабельтовых (2 км), тогда как дистанция между главными си­лами составляла 30—35 ка­бельтовых. Для прикрытия флагманского корабля «Боро­дино» склонился на восток.

В этой фазе боя вновь ска­залось превосходство японцев в организации эскадренного ог­ня. «Суворов» лишился перед­ней трубы. Все его башни его молчали. Только две 75-мм пушки продолжали вести огонь. Британский морской атташе кэптен Пакингхем написал в своем официальном донесении: «Залитый сплошным морем ог­ня, русский флагман продолжал свою неравную борьбу. Никогда еще человеческое мужество и сила духа не доходили до столь невероятных пределов, и сла­ва, которую навеки стяжал себе «Суворов», увенчает не только его доблестный экипаж, но и весь русский флот, всю Россию и даже все человечество!.. Это герои не только сегодняшнего сражения, но всех времен».

Новые повреждения получи­ли «Бородино», «Орел» и «Император Александр III». На «Орле» оторвало часть ствола левого 305-мм ору­дия носовой башни. Русские корабли отвечали про­тивнику довольно точным, но совершенно не сосредо­точенным огнем.

Попадания тяжелых снарядов получили «Mikasa» и «Nishin». На флагманском корабле Того через пробоину в броневом поясе затопило еще одну угольную яму. Осколки снаряда, поразившего носовую башню «Nishin», проникли в боевую рубку, ранив младшего флагмана вице-адмирала С. Мицу. В правом 305-мм орудии носовой башни «Shikishima» преждевременно разорвался собственный снаряд. Орудие было разру­шено, временно вышла из строя и сама башня.

Явный огневой перевес и сравнительно неболь­шие повреждения своих кораблей позволяли Того сблизиться для довершения разгрома противника. Вместо этого он, не разобравшись в обстановке, осложняемой мглою и дымом от пожаров на русских ко­раблях, отвернул маневром «все вдруг» влево и вы­шел из боя. «Бородино» тем временем постепенно склонился к югу, выведя эскадру к району боя крей­серских отрядов. Русские броненосцы прошли между своими и японскими крейсерами, отогнав последние. Главные силы вновь потеряли друг друга из виду.

Старший офицер «Бородино» капитан 2 ранга Д.С. Макаров опять повел эскадру на север. В сложившей­ся обстановке разумным решением являлось отступ­ление к югу, чтобы уклониться от продолжения боя.

Но старпом головного корабля не принял самостоя­тельного решения — он выполнял приказ адмирала. Подбитый же флагманский корабль остался позади. До сих пор он с помощью других кораблей успешно от­разил две минные атаки, но уже не мог справиться с громадным пожаром, который сделал его похожим на вулканический остров. Около 17.30 эсмине «Буйный» снял с «Суворова» раненого Рожественского, уцелев­ших офицеров штаба и несколько матросов (23 чело­века).

Обреченный броненосец, несмотря на огромные повреждения, оставался на плаву. Вечером его атаковал 2-й отряд миноносцев капитан-лейтенанта Фудзи-мото, который выпустил в левый борт корабля четыре 356-мм торпеды. По некоторым сведениям пушки броненосца уже молчали, но уцелевшие матросы от­стреливались из винтовок. После двух или трех тор­педных взрывов «Князь Суворов» медленно перевер­нулся и через 10 минут скрылся под водой. Судьбу ко­рабля разделил весь его экипаж.

Почти одновременно погибли два однотипных ко­рабля, вынесшие основную часть дневного боя. В 17.40 эскадру, которую вел «Бородино», догнал отряд адмирала Того. Строй русских растянулся — строго в кильватер «Бородино» шел только «Орел». «Импера­тор Александр III», заливаемый водой через носовые пробоины, заметно отстал. За ним следовал отряд Небогатова, позади и левее которого держались «Сисой Великий», «Наварин» и «Адмирал Нахимов».

В последней фазе дневного сражения Того, боясь снова потерять русскую эскадру, отказался от охвата и вел бой на параллельных курсах. В 17.52 японцы, сохранившие в строю четырнадцать 305-, одно 254- и четыре 203-мм орудия, открыли огонь с дистанции около 39 кабельтовых (7,2 км) по головным кораблям, которые ответили из семи 305-мм пушек и уцелевших 152-мм башен правого борта. Условия стрельбы были неблагоприятны для броненосцев Того — русские оказались на фоне заходящего солнца. С уменьшени­ем дистанции до 30 кабельтовых видимость улучши­лась, к 18.14 «Бородино» получил несколько попада­ний и начал скрываться в дыму. Японцы временами переносили огонь на «Орел», стрелявший, по призна­нию противника, довольно точно. На «Mikasa» 152-мм снаряд вывел из строя казематное орудие. В 18.26 флагман Того получил попадание 12-дюймового сна­ряда. Адмирал, который весь день провел на откры­том мостике, приказал увеличить дистанцию. В самом начале этой фазы боя «Mikasa» постигла участь «Shikishima»: правое 305-мм орудие носовой башни разо­рвал собственный снаряд. Левое возобновило огонь только через 36 минут.

0
Ленты новостей