Причины поражения в Цусимском сражении

Броненосец Орел в бою

Эскадренный броненосец Орел, израненный в бою (Перейти к изображению)

Броненосцы Бородино, Князь Суворов, Орел

Эскадренные броненосцы Бородино, Князь Суворов, Орел - вмести с ними навсегда ушло морское величие России (Перейти к изображению)

Потрясение русских моряков, переживших Цуси­му, понять легко. Шок от реальных событий оказался слишком тяжелым, чтобы освободиться от гипноза по­давляющего превосходства японского оружия и попы­таться понять истинные причины гибели эскадры.

Действительно, русские бронебойные снаряды об­ладали серьезными недостатками: малое количество взрывчатки, чрезвычайно тугой взрыватель (рассчи­танный на срабатывание только после пробивания снарядом брони), из-за чего при попадании в неброни­рованную часть борта или надстройку они часто не взрывались. Из двадцати четырех 305-мм снарядов, попавших в японские броненосные корабли, не разо­рвались восемь (33%). Это, без сомнения, отрицатель­но сказалось на эффективности их воздействия. Но русские снаряды в Цусиме пробили броневые казема­ты 152-мм орудий на «Mikasa» и «Shikishima» (шести­дюймовую броню Терни), на «Azuma» — шестидюймо­вую броню Круппа. Серьезнее всего пострадал крей­сер «Asama» — снаряд пробил толстую броню кормо­вой оконечности и повредил рулевое управление.

В японских 305-мм фугасных снарядах с очень чувствительным взрывателем 8,5% массы занима­ла шимоза (лиддит, или мелинит), превосходившая по бризантному действию бездымный порох русских аналогов. Зато японские снаряды не пробивали да­же тонкую броню и имели неприятное свойство разрываться в стволах своих собственных орудий.

«Орел» получил около 70 попаданий снарядами калибром от 152 до 305 мм. Внешняя картина разру­шений была впечатляющей — многочисленные пробо­ины небронированного борта, искалеченные надст­ройки, разрушенные и обгоревшие ростры и гребные суда. Корабль был серьезно поврежден, потеряв 41 человека убитыми и 87 человек ранеными.

Однако он сохранил ход и значительную часть боеспособности, в том числе три 305-мм, пять 152-мм и десять 75-мм орудий. Ни один из японских снаря­дов не пробил брони. Эффект неприятельских попа­даний сказался на интенсивности огня броненосца, тем не менее он 14 мая выпустил по противнику сто восемьдесят пять 305-мм и более восьмисот 152-мм снарядов.

«Mikasa» получил около 40 попаданий и потерял 113 человек. На корабле, не считая мелких, вышли из строя одно 305-мм и два 152-мм орудия. Броненосец стрелял при этом не быстрее, чем «Орел»; он израс­ходовал 124 снаряда главного калибра. Поэтому ка­чество японского боезапаса не дает оснований для признания его главным фактором, решившим исход сражения. Не являлось таковым и несовершенство кораблей типа «Бородино», которые в сложных усло­виях показали хорошую живучесть.

Главной причиной гибели четырех русских кораб­лей явилась не чудодейственность японских снарядов (кстати, после войны японцы от них отказались), а ог­ромное количество попаданий. Броненосцы типа «Бо­родино» до самого конца сохраняли целым свой бро­нированный борт, обеспечивавший необходимую пла­вучесть. Однако многочисленные попадания привели к образованию огромных пробоин в легком неброни­рованном борту, куда заливала вода от постоянно рвавшихся вблизи снарядов. Роковую роль сыграли непрекращавшиеся пожары; во время их тушения на палубы обрушивали огромное количество воды. Попа­дая внутрь, она способствовала снижению остойчиво­сти и появлению крена. Сам по себе он не был опа­сен, так как при налаженной трюмной службе быстро спрямлялся. Положение менялось, когда его спря­мить не успевали и он достигал 6—7 градусов. При этом пробоины легкого борта и пушечные порты вхо­дили в воду, что становилось причиной потери остой­чивости и опрокидывания. Одним из факторов, содей­ствовавших этому, явилась перегрузка кораблей эс­кадры, приводившая к тому, что верхний броневой пояс погружался в воду при крене 6,5 градусов вмес­то 10,5 по проекту.

Ставка японского командования на фугасные сна­ряды была не самым лучшим средством для уничто­жения броненосных кораблей. Она требовала непре­менного условия — огромного количества попаданий. Во время сражения в Желтом море японцам не уда­лось этого сделать ни с одним броненосцем Порт-Ар-турской эскадры. Такую сверхплотность попаданий в русские корабли могла дать только последовательная концентрация всех кораблей японской боевой линии на одной-двух целях одновременно, обеспечить кото­рую мог маневр, чем и являлась «черта над Т». Вы­бранный Того маневр позволил ему разбить русскую броненосную эскадру артиллерийским огнем. В сущ­ности для японского адмирала это была единственная реальная возможность достигнуть решительной побе­ды, все зависело от того, сумеет ли он переиграть русского командующего в тактике. От Рожественско-го требовалось только одно — не дать противнику по­ставить «черту» над его колонной. Что получилось на самом деле — общеизвестно.

Таким образом, японцы одержали победу благо­даря превосходству в тактике, в частности, в такти­ческом применении артиллерии. Это позволило им применить оружие в выгодной обстановке и, сосре­доточив огонь на лучших русских броненосцах, до­биться большого количества попаданий. Воздействие их оказалось достаточным для вывода из строя и уничтожения трех броненосцев типа «Бородино» и «Осляби».

При хорошей точности стрельбы (3,2% попаданий от количества выпущенных снарядов крупного и сред­него калибров) удар японцев пришелся на четыре ко­рабля типа «Бородино», получившие не менее 265 снарядов из примерно 360, попавших в 12 русских броненосных кораблей. В броненосцы отряда Небога-това попали всего 10 снарядов, но сами они находи­лись в невыгодных условиях стрельбы и при большом расходе боезапаса не добились заметных успехов.

Качество стрельбы русских броненосцев, естест­венно, снижало огневое воздействие противника. По­этому. при довольно высокой точности в частных слу­чаях и достаточной интенсивности, общая эффектив­ность стрельбы броненосных отрядов русской эскад­ры оказалась в три раза ниже, чем у противника, — всего 1,2% попаданий, которые, за исключением «Mikasa» и «Nishin», довольно равномерно распредели­лись по японской боевой линии.

Маневр японцев был направлен на создание бла­гоприятных условий для действия артиллерии и слу­жил эффективным средством для уклонения от рус­ского огня. Напротив, русские корабли были связаны 9-узловой эскадренной скоростью и направлением движения, что значительно облегчало японцам охват головы эскадры.

В общем итоге 22 русских боевых корабля пошли на дно, 5045 русских моряков были убиты, утонули, сгорели заживо. Россия, потерпев небывалую в исто­рии своего флота катастрофу, оказалась отброшенной в разряд второстепенных морских держав.

Опыт русско-японской войны внимательно изуча­ли эксперты всех морских держав. Он оказал боль­шое влияние на дальнейшее развитие флотов и воен­но-морского искусства. Так, прием охвата головы теоретики признали классическим и рекомендовали как универсальный.

Возросшие дистанции боя уменьшили значение орудий среднего калибра; это потребовало пересмот­ра системы артиллерийского вооружения. Возникла необходимость разработки новых способов управле­ния огнем, которые бы обеспечили его эффектив­ность на больших дистанциях. Применение мощных фугасных снарядов заставило еще больше увеличить площадь бронирования борта, а увеличение дистан­ции боя — усилить горизонтальную защиту. Отчетливо выявилось значение живучести и остойчивости ко­раблей, а также превосходства в скорости хода.

Отсюда совершенно очевидно вытекала необходи­мость создания вместо эскадренных броненосцев ли­нейных кораблей нового типа.

0
Ленты новостей