Начало Цусимского сражения 14 мая 1905 г

Корабли 2-й Тихоокеанской эскадры

Корабли 2-й Тихоокеанской эскадры на рейде Ревеля перед уходом на Дальний Восток (Перейти к изображению)

В ночь на 14 мая 1905 г. русская эскадра вошла в Корейский пролив. Проникая в зону сосредоточения японского флота, Рожественский ошибочно отказался от разведки, считая ее нецелесообразной. Во избежа­ние столкновений между собой на переходе ночью ко­рабли несли кильватерные и отличительные огни. Это облегчало противнику возможность обнаружения и определения направления движения эскадры.

Не были приняты важнейшие меры по подготовке к бою: на кораблях оставались все деревянные греб­ные шлюпки и паровые катера, обильная деревянная отделка рубок и внутренних помещений. Окраска бро­неносцев в черный цвет с желтыми трубами и шаро­выми мачтами облегчала противнику наводку орудий. К тому же вследствие перегрузки углем, принятым даже на верхние палубы, остойчивость русских ко­раблей уменьшилась, главный броневой пояс значи­тельно погрузился в воду, что снизило их живучесть. Японское командование, напротив, на основе боево­го опыта не только избавилось от лишнего дерева и шлюпок, но и позаботилось о снятии громоздких бое­вых марсов.

В 2.28 ночью 14 мая японский вспомогательный крейсер «Shinano-Maru», находившийся на линии до­зора между островами Гото и Квельпарт, обнаружил концевой корабль русской эскадры — ярко освещен­ное госпитальное судно «Орел», а затем опознал всю эскадру.

Через два часа адмирал Того получил радиограм­му о появлении противника в Корейском проливе и начал тактическое развертывание японского флота. На эскадре по интенсивной работе в эфире радиостанций догадывались, что русские корабли обнару­жены, но Рожественский запретил организацию ра­диопомех, а с рассветом не разрешил отогнать япон­ские крейсеры, следовавшие параллельным курсом с эскадрой. Все эволюции русских перед боем происхо­дили на глазах японских разведчиков, бесперебойно снабжавших свое командование информацией.

В 9 часов Рожественский перестроил свои глав­ные силы из походного порядка в боевой — кильва­терную колонну. Впереди шел 1-й броненосный отряд (головным — «Князь Суворов»), за ним 2-й броненос­ный отряд (головным — «Ослябя» под флагом контр-ад­мирала Фелькерзама; он умер 10 мая, но по эскадре об этом не сообщили, и флаг его не был спущен), затем 3-й броненосный отряд (головным «Император Николай I» под флагом Небогатова). Транспорты и прикрывавшие их крейсеры шли позади строя эскадры справа.

В 12 часов Рожественский поднял сигнал «курс норд-ост 23 градуса», что означало приказ проры­ваться во Владивосток. Вскоре после полудня, вос­пользовавшись туманом, адмирал сделал попытку пе­рестроить эскадру из колонны в строй фронта, чтобы дать возможность всем кораблям вступить в бой од­новременно и затруднить развертывание противника. Но в начале перестроения туман рассеялся и этот приказ был отменен. В результате русская эскадра к моменту обнаружения главных японских сил оказа­лась в двух кильватерных колоннах, причем правую колонну составили корабли 1-го броненосного отряда.

Лучшим рекомендованным способом действий в генеральном бою двух броненосных флотов считался тогда маневр «по выставлению поперечной черты над буквой Т», то есть охват головы или хвоста непри­ятельской колонны. Сторона, осуществившая его, по­лучала возможность сосредоточить по неприятель­ским концевым кораблям всю мощь огня своего стре­ляющего борта. В то же время противник, используя лишь половину артиллерии, вынужден был стрелять в узких носовых или кормовых секторах, причем бли­жайшие к неприятелю суда его строя закрывали цель для более отдаленных. Фактически половина кораб­лей охваченной колонны вообще не могла принимать участия в сражении. Тем самым флот, выигравший у противника начальную позицию «черты над Т», при­обретал двойное огневое превосходство над ним и в первые же минуты боя мог нанести ему непоправи­мый урон. Ситуация упрощалась, если одному из про­тивников пришлось бы форсировать подготовленную к обороне узкость. Здесь его путь жестко диктовался самой географией театра, и потому оборонявшаяся сторона могла заранее рассчитать маневр и встре­тить неприятеля в уже готовой позиции. Стороной, вынужденной форсировать узкость, была русская эс­кадра, обороняли ее главные силы японского флота.

Тактический замысел Того сводился тому, чтобы охватить голову русской эскадры и сосредоточенным артиллерийским огнем по флагманским кораблям дезорганизовать управление. Главные силы японцев состояли из двух боевых отрядов: 1-го (4 эскадренных броненосца и 2 броненосных крейсера) под флагом адмирала Того и 2-го (6 броненосных крейсеров) под флагом вице-адмирала Камимуры. Оба отряда долж­ны были действовать раздельно. Занятие нужной по­зиции не представляло трудностей, так как японский флот имел преимущество в скорости хода, а его ко­мандование располагало точными данными о движе­нии русской эскадры. Несмотря на это, японский ад­мирал опоздал выйти на позицию.

В 13.15 русская эскадра справа по носу обнаружи­ла главные силы противника, шедшие на запад на пе­ресечение ее курса. Того, получив сведения, что рус­ские идут не в одной, а в двух кильватерных колоннах, решил на контркурсах атаковать левую из них. Он хо­тел воспользоваться тем, что лучшие броненосцы Рожественского закрыты колонной, которую вел «Осля­бя», уничтожить «Ослябю» и идущие за ним старые броненосцы, а затем, пройдя у них под кормой, до­гнать главные силы эскадры и уничтожить их.

Однако этот план провалился.

0
Ленты новостей