Бой на Хэмптонском рейде 8-9 марта 1862 г.

Бой на Хэмптонском рейде

Бой на Хэмптонском рейде 8-9 марта 1862 г. (Перейти к изображению)

Башня броненосца Monitor

Башня броненосца «Monitor» (Перейти к изображению)

Бой броненосцев Virginia и Monitor

Бой броненосцев «Virginia» и «Monitor» на Хэмптонском рейде (Перейти к изображению)

Южане пристально следили за постройкой «Мо­нитора» и форсировали работы на своем «Меррима­ке» (после окончания перестройки они назвали его «Вирджинией»), чтобы успеть разгромить корабли северян, блокировавшие Хэмптонский рейд и потом двинуться прямо на Вашингтон. Но тут сказалась промышленная отсталость южных штатов — ценой неимоверных усилий они смогли опередить против­ника всего на один день! Правда, и этот минималь­ный выигрыш во времени мог оказаться решающим в гражданской войне. Северяне, в свою очередь, пла­нировали высадку войск со стороны реки Джеймс­Ривер для последующего наступления на Ричмонд.

Утром 8 марта 1862 года на Хэмптонском рейде под защитой фортов и батарей стояли на якоре 5 крупных кораблей северян, несколько канонерских лодок и пароходов. Этими кораблями были фрегат «Congress» (1867 т, 50—32-фунтовых орудий, коман­да 434 человека), корвет «Cumberland» (1700 т, 22— 203-мм пушки Дальгрена, команда 376 человек). Они оба стояли на якоре возле Ньюпорт-Ньюс, а в 6,5 ми­лях возле Олд Пойнт находились еще три мощных па­ровых фрегата северян: «Minnesota» (43 пушки), од­нотипный с ней «Roanoke» и «St. Laurence», однотип­ный с «Congress». По прежним меркам, это была весьма внушительная сила.

Около полудня вышедший из Норфолка «Вирджи­ния» достиг мыса Сьювел Пойнт в южной части рейда. Вместе с сопровождавшими его 5 канонерскими лодками он повернул здесь на запад и начал обхо­дить с юга отмель Мидл Граунд, направляясь к Нью­порт-Ньюс, где стояли корабли противника. Почти все население Норфолка и соседнего Портсмута зна­ло о предстоящем столкновении и целыми толпами, кто пешком по суше, а кто на лодках, люди отправи­лись наблюдать за событиями.

Федеральные моряки, наоборот, не подозревали о грозящей опасности. Впрочем, у них было вполне достаточно времени, чтобы приготовиться к бою. Лишь через час после своего появления на рейде южане смогли сблизиться с противником до дистан­ции орудийного выстрела.

Первыми около 13 часов открыли огонь северя­не — сначала канонерка «Zouave», потом парусный корвет «Cumberland», фрегат «Congress» и берего­вые батареи. Целый час «Virginia», осыпаемый гра­дом ядер, которые отскакивали от него, как горох от стенки, шел вперед, не отвечая на выстрелы. Лишь в два часа пополудни открылась амбразура его носо­вого орудия и из нее выдвинулся ствол 179-мм на­резной пушки. Грянул выстрел — и поворотное ору­дие «Cumberland» вместе с расчетом было букваль­но сметено с палубы корабля.

После этого, обменявшись залпами с отчаянно палившим по нему «Congress», «Virginia» устремился на «Cumberland» и со всего хода ударил его в борт тараном. Когда, дав задний ход, он отошел от кораб­ля северян, в борту корвета открылась огромная пробоина, и тот стал быстро погружаться в воду. И все же гибнущий корабль продолжал сражаться. Его пушки вели непрерывный огонь по орудийным пор­там «Virginia» и даже смогли нанести неуязвимому кораблю некоторый урон. Осколками были убиты два члена экипажа броненосца, многие другие получили ранения. Кроме того, один из снарядов угодил в за­ряженную кормовую 9-дюймовку, отломил часть ствола и вывел орудие из строя. Продолжая стрелять и не спустив флага, «Cumberland» пошел на дно, при­хватив с собой треть команды.

Чтобы спасти от подобной участи «Congress», федералы отбуксировали его на мелководье. Одна­ко они напрасно опасались тарана: чугунный би­вень отломился при ударе о корпус «Cumber­land» — в результате в носовой части броненосца открылась течь. Поэтому коммандер Бакэнэн (Buchanan) — командир «Virginia» — стал в 150 яр­дах (137 м) от «Congress» и начал расстреливать его из бортовых орудий. Около 16 часов охваченный пламенем корабль выкинул белый флаг и был поки­нут командой.

Предоставив огню завершить уничтожение «Congress», «Virginia» направился к застрявшему на мели паровому фрегату «Minnesota», с которым уже завязали перестрелку канонерки. Но тем временем начались сумерки, и Бакэнэн, получивший ранение в бою, прислушавшись к рекомендациям лоцмана, ре­шил не рисковать своим кораблем. Отойдя к мысу Сьювел Пойнт, «Virginia» стал на якорь, чтобы следу­ющим утром добить оставшиеся корабли северян и таким образом снять блокаду. Как раз в эти минуты на Хэмптонский рейд, освещаемый сполохами пламени догорающего «Congress», пришел из Нью-Йор­ка «Monitor» под командованием лейтенанта Уордена в сопровождении двух канонерских лодок.

Утром 9 марта тысячи северян и южан стали сви­детелями первого в истории поединка двух броненос­цев. На рассвете на северном фарватере Хэмптон­ского рейда в сопровождении двух канонерок вновь появился «Virginia». Он подошел к «Minnesota» и на­чал с ней перестрелку, но в этот момент его атаковал «Monitor».

В 8.30 канонир «Virginia» сделал первый выстрел по своему неказистому противнику, однако промах­нулся: цель была слишком непривычной и низкой. Пользуясь преимуществом в скорости и маневрен­ности, «Monitor» подошел к врагу и разрядил свои 279-мм орудия почти в упор: ядра отскочили от бро­ни «Virginia». Броненосец южан в ответ обрушил на противника бортовой залп, но ни одно из ядер не смогло пробить железных плит «Monitor».

Оба корабля использовали бомбические снаря­ды, очень эффективные против деревянных судов, но совершенно бесполезные против брони. В результате как огонь башенных орудий «Monitor», так и бортовые залпы «Virginia» были просто сотрясением воздуха, хотя со стороны происходящее выглядело очень эф­фектно и даже ужасающе. Вскоре клубы порохового дыма скрыли корабли от глаз зрителей.

«Monitor» делал один выстрел за другим, а мятеж­ники отвечали ему всем бортом, производя эффект не больший, чем ребенок, который бросает галь­ку», — вспоминал капитан «Minnesota» Ван Брент.

Тогда лейтенант Уорден решил таранить против­ника и направил свой корабль в кормовую часть «Virginia», надеясь повредить его винт или руль и ли­шить противника хода. Лейтенант Кейтсби, приняв­ший командование «Virginia» от раненого Бакэнэна, сумел увернуться от тарана: «Monitor» прошел в ка­ком-нибудь полуметре от борта и дал залп почти в упор. На этот раз ядра проломили железные полосы, хотя толстые деревянные стены каземата устояли. Кейтсби понял: еще одно-два таких попаданий, и столь ценный для южан корабль будет погублен. По­этому он решил прекратить бой с «Monitor», чтобы покончить с засевшим на мели фрегатом «Minnesota».

И тут лоцман «Virginia» ухитрился посадить свой корабль на мель в двух милях от неподвижного фре­гата северян. Уорден начал кружить вокруг потеряв­шего ход противника, выбирая удачный момент для тарана, но Кейтсби изловчился сойти с мели и ринул­ся в бой. Разогнав «Virginia» до полного хода, он под­мял низкий борт «Monitor» под форштевень своего корабля. Кейтсби уже вызвал наверх абордажную партию, как вдруг грянул выстрел орудия «Monitor», и ядро снова проломило желез­ную броню «Virginia». Его нос соскользнул с палубы против­ника, оставив на ней лишь не­значительные следы.

После неудачного тарана сражающиеся корабли снова разошлись и продолжили ар­тиллерийскую дуэль, хотя толку от этого по-прежнему было ма­ло. К тому же снаряды в баш­не «Monitor» начали подходить к концу, и корабль временно вышел из боя.

Федеральный броненосец отошел на мелководье, где его не мог достать глубоко сидев­ший «Virginia», и через двойной люк в палубе и башне его мо­ряки подняли в башню новый боекомплект. Затем «Monitor» снова развил пары и пошел на сближение с врагом.

В 11.30 канониры «Virginia» нащупали, наконец, слабое место «Monitor» — над­стройку в его носовой части. Бомба, разорвавшаяся над бо­евой рубкой, прогнула одну из балок, в результате чего ото­рвалась крыша рубки. Уорден, прильнувший в это время к смотровой щели, был ослеплен частицами стали и пыли, голо­ва его была обожжена и кро­воточила. Некоторое время «Monitor» оставался без управления и дрейфовал, затем артиллерийский лейтенант Грин покинул баш­ню и принял на себя командование. Отстреливаясь, он отвел броненосец на безопасное расстояние. «Virginia» не пытался его преследовать, хотя отступ­ление врага вызвало у конфедератов недоумение.

Но и южане не горели желанием продолжать бой: корпус их броненосца от неоднократных посадок на мель, от потери бивня при таране «Cumberland» и от ударов артиллерийских ядер «Monitor» протекал так, что помпы едва справлялись с откачкой воды. В 12 часов «Virginia» покинул рейд и направился в Нор­фолк.

Из 22 бомб, попавших в «Monitor» в течение трехчасового боя, ни одна не причинила ощутимого вреда. Но и 20 ядер, поразившие «Virginia», тоже не пробили стены каземата. Конфедератам не удалось снять блокаду, зато северяне потеряли два корабля и были вынуждены производить высадку войск в дру­гом месте. Исходя из этого, обе стороны уверенно провозгласили сражение на Хэмптонском рейде сво­ей победой.

Но, как сказал тогда один специалист, бой закон­чился триумфом не одного ко­рабля над другим, а победой брони над снарядом. Опыт первого боевого столкновения бронированных кораблей по­казал, что артиллерия проиг­рывает в соревновании с бро­ней. Именно поэтому после тысячелетнего забвения воз­родился таран, как главное оружие броненосного корабля. Это потребовало выработ­ки соответствующей тактики боя, которая предусматривала маневрирование кораблей с целью занятия наиболее вы­годной позиции для нанесения таранного удара. Боевые порядки, выработанные для броненосного флота со­блюдались (как когда-то в гребном флоте) только в период сближения противников. Затем строй нару­шался и корабли самостоятельно выбирали объекты для нанесения удара тараном. Наиболее ярко таран­ная тактика проявилась через четыре года, в сраже­нии возле острова Лисса, произошедшем в Адриати­ческом море в ходе австро-итальянской войны.

Другим следствием боя на Хэмптонском рейде стало повальное, хотя и недолгое, увлечение монито­рами по обе стороны океана.

0
Ленты новостей