История корабля «Гангут»

Броненосец «Гангут»

Таранный броненосец «Гангут» (Перейти к изображению)

«Гангут» можно назвать са­мым несчастливым броненос­цем русского флота. Уже само задание на разработку его проекта с обязательной экономией средств пре­допределило низкие боевые качества корабля. За­тем ошибки в изготовлении шаблонов, производст­венные трудности, затянувшийся период достройки на плаву и, наконец, короткая трехлетняя служба, за­кончившаяся гибелью.

Все началось с того, что управляющий морским министерством вице-адмирал И.А. Шестаков посчи­тал броненосцы типа «Александр II» слишком дороги­ми. Поэтому он приказал разработать чертежи ново­го броненосца, похожего по общему расположению на два предыдущих, который должен был иметь осад­ку не более 20 футов (6 метров), развивать скорость 15 узлов, «наивозможно полно защищен не очень толстою броней, как пояса по грузовой ватерлинии, так и всей артиллерии». Значительно усложняло задачу проектантов требование, чтобы корабль, предназна­ченный для закрытого морского театра, «в случае не­обходимости» мог совершить переход в Средиземное море и даже на Дальний Восток.

Принцип «экономии» проявился и в выборе глав­ного калибра. Чтобы избежать применения дорого­стоящих и сложных гидравлических механизмов, его ограничили шестью 229-мм орудиями (2 в носу, 4 по бортам), полагая это достаточным против 260-мм пу­шек германских «заксенов». 9-дюймовые снаряды, как ожидалось, могли пробить броню большинства ко­раблей вероятных противников. Потом все же решили установить одно 305-мм орудие в носовой части, в барбетной установке, и по четыре 229-мм и 152-мм в казематах. Таким образом, новый броненосец оказы­вался заведомо слабее своих зарубежных современ­ников.

В ходе строительства в проект вносили серьезные изменения: корпус удлинили на 0,9 м, снизили высоту носовой части верхней палубы, изменили форму казе­матов, уменьшили размеры орудийных портов. «Ган­гут» также лишился второй трубы и второй мачты.

3 июля 1893 г. корабль вышел на ходовые испыта­ния. Контрактных 14 узлов достичь не удалось. В сен­тябре 1894 г. на повторных испытаниях он развил лишь 13,89 узла. Испытания также показали, что «Гангут» сильно зарывается на волне и неустойчив на курсе.

Общий вывод главного инспектора кораблестрое­ния Н.К. Глазырина был неутешительным: «Нахожу, что в настоящей степени готовности этого броненос­ца, его небезопасно посылать в дальнее плавание». Наиболее серьезным недостатком являлась пере­грузка. «Гангут» не мог принять полный запас угля и штатный трехмесячный запас продовольствия и снаб­жения. Поэтому планировалась замена 305-мм ору­дия на 254-мм, 229-мм пушек — на 152-мм, сталеже-лезных броневых плит на более тонкие из гарвеевской брони. Однако этот план так и остался на бумаге.

В июле 1894 г. броненосец вошел в состав Практи­ческой эскадры Балтийского флота. Единодушное мнение моряков о нем было таким: «Одна мачта, од­на труба, одна пушка — одно недоразумение».

В сентябре 1896 г. «Гангут» налетел на камень в проливе Бъёрке-Зунд и получил пробоину. От удара была повреждена водоотливная система, положение стало угрожающим. Корабль удалось спасти благода­ря энергичным действиям экипажа, которыми руко­водил срочно прибывший на борт СО. Макаров. Под пробоину подвели пластырь, и «Гангут» своим ходом пришел в Кронштадт.

Но злой рок продолжал преследовать броненосец. Менее чем через год, 12 июня 1897 г., возвращаясь с артиллерийских стрельб, «Гангут» распорол днище о неотмеченную на карте скалу. Таранный форштевень сыграл отрицательную роль: сложность обводов и креплений носовой части не позволили вовремя под­вести пластырь, а слабые водоотливные средства не справились с поступавшей водой. Около 6 часов команда боролась за живучесть корабля, но безус­пешно. Экипажу удалось спастись, а «Гангут» по сей день лежит на дне под 29-метровой толщей воды.


0
Ленты новостей