История серии «Императрица Мария»

Линкор «Императрица Мария»  (1915 г)

Линейный корабль «Императрица Мария»  (1915 г.) (Перейти к изображению)

Линкор «Император Александр III» (1917 г)

Линейный корабль «Император Александр III» (апрель 1917 г.) (Перейти к изображению)

Линкор «Императрица Екатерина Великая» (1916 г)

Линейный корабль «Императрица Екатерина Великая» (1916 г.) (Перейти к изображению)

После русско-японской войны Черноморский флот сохранил все свои боевые корабли. Он имел в своем составе 8 броненосцев постройки 1889—1904 гг., 3 крейсера, 13 эсминцев. В постройке находились еще два броненосца — «Евстафий» и «Иоанн Златоуст».

Однако сообщения о том, что Турция собирается значительно усилить свой флот (в том числе дредно­утами), потребовали от России адекватных мер. В мае 1911 г. император Николай II утвердил программу обновления Черноморского флота, предусматривавшую строительство трех линкоров типа «Императрица Мария».

В качестве прототипа был выбран «Гангут», одна­ко с учетом особенностей ТВД проект основательно переработали: пропорции корпуса сделали более пол­ными, мощность механизмов уменьшили, зато суще­ственно усилили броню, вес которой теперь достиг 7045 тонн (31% от проектного водоизмещения против 26% на «Гангуте).

Уменьшение длины корпуса на 13 метров позво­лило сократить протяженность броневого пояса и за счет этого увеличить его толщину. Причем размер броневых плит подогнали к шагу шпангоутов — так, чтобы те служили дополнительной опорой, предохра­няющей от вдавливания плиты в корпус. Значительно мощнее стало бронирование башен ГК: стенки — 250 мм (вместо 203 мм), крыша— 125 мм (вместо 75 мм), барбет — 250 мм (вместо 150 мм). Увеличение шири­ны при той же осадке, как у балтийских линкоров, должно было привести к повышению остойчивости, но этого не произошло из-за перегрузки кораблей.

Эти линкоры получили новые 130-мм пушки дли­ной 55 калибров (7,15 м) с прекрасными баллистиче­скими характеристиками, производство которых ос­воил Обуховский завод. Артиллерия ГК не отличалась от «гангутов». Однако башни имели несколько боль­шую вместимость за счет более удобной компоновки механизмов и были оборудованы оптическими даль­номерами в бронированных трубах, что обеспечива­ло автономную стрельбу каждой башни.

Вследствие уменьшения мощности механизмов (и скорости) претерпела некоторые изменения силовая установка. В ее состав входили турбины Парсонса высокого и низкого давления, размещенные в пяти отсеках между третьей и четвертой башнями. Котель­ная установка состояла из 20 треугольных водотруб­ных котлов типа Ярроу, установленных в пяти котель­ных отделениях. Котлы могли отапливаться как углем, так и нефтью.

Несколько увеличился нормальный запас топлива. Зато от перегрузки черноморские дредноуты страда­ли больше, чем их балтийские собратья. Дело усугуб­лялось тем, что из-за ошибки в расчетах «Императри­ца Мария» получила заметный дифферент на нос, еще более ухудшивший и без того неважную мореход­ность. Чтобы хоть как-то исправить положение, при­шлось уменьшить боезапас двух носовых башен глав­ного калибра (до 70 выстрелов вместо 100 по штату), носовой группы противоминной артиллерии (по 100 выстрелов вместо 245), укоротить якорь-цепь правого борта. На «Императоре Александре III» с той же це­лью сняли два носовых 130-мм орудия и ликвидирова­ли их погреба боезапаса.

В ходе войны черноморские дредноуты использо­вались довольно активно (в основном для прикрытия действий маневренных тактических групп), но в на­стоящем бою побывал только один из них, «Императ­рица Екатерина Великая», встретивший в декабре 1915 г. германо-турецкий линейный крейсер «Гебен». Последний использовал свое преимущество в скоро­сти и ушел в Босфор из-под залпов русского линкора.

Судьба всех черноморских дредноутов была несчастливой. Самая известная и одновременно самая загадоч­ная трагедия произошла утром 7 октября 191 6 года на внутрен­нем рейде Севастополя. Пожар в артиллерийских погребах и вызванная им серия мощных взрывов превратили «Императ­рицу Марию» в груду искоре­женного железа. В 7.16 утра линкор перевернулся вверх ки­лем и затонул. Жертвами ката­строфы стали 228 членов эки­пажа.

В 1918 г. корабль подняли. С него сняли 130-мм артиллерию, часть вспомогательных меха­низмов и другое оборудование, а корпус простоял в доке вверх килем 8 лет. В 1927 г. «Импера­трицу Марию» окончательно разобрали. Башни ГК, сорвав­шиеся при опрокидывании,под­няли эпроновцы в 30-e годы. В 19З9 г. орудия линкора установили на 30-й батарее под Севастополем.

Линкор «Екатерина II» пережил своего брата (или сестру?) меньше чем на два года. Переименованный в «Свободную Россию», он затонул в Новороссийске, получив в борт четыре торпеды с эсминца «Керчь» при затоплении (по приказу В.И. Ленина) части кораб­лей эскадры собственными экипажами.

«Император Александр III» вступил в строй летом 1917 года уже под именем «Воля» и вскоре «пошел по рукам»: андреевский флаг на гафеле его мачты сме­нил украинский, затем — германский, английский и снова андреевский, когда Севастополь оказался в ру­ках Добровольческой армии. Вновь переименован­ный, на этот раз в «Генерал Алексеев», линкор до конца 1920 г. оставался флагманом белого флота на Чер­ном море, а затем ушел в Бизерту с эскадрой Вранге­ля. Там в 1936 г. его разобрали на металл.

12-дюймовые пушки русского дредноута французы сохранили, а в 1939 г. подарили их Финляндии. Пер­вые 8 орудий достигли пункта назначения, а вот по­следние 4 прибыли в Берген почти одновременно с началом гитлеровского вторжения в Норвегию. Так они попали к немцам, и те использовали их при созда­нии Атлантического вала, оснастив ими батарею «Мирус» на острове Гернси. Летом 1944 г. эти 4 орудия впервые открыли огонь по кораблям союзников, а в сентябре добились прямого попадания в американ­ский крейсер. Остальные 8 пушек в 1944 г. достались в Финляндии частям Красной Армии и были «репатрии­рованы» на родину. Одна из них сохранилась в качест­ве музейного экспоната на форту «Красная Горка».

0
Ленты новостей