История серии «Князь Потемкин-Таврический»

Броненосец «Пантелеймон»

Эскадренный броненосец «Пантелеймон» (бывший «Князь Потемкин-Таврический») (Перейти к изображению)

Броненосец «Евстафий»

Эскадренный броненосец «Евстафий» (Перейти к изображению)

Броненосец «Иоанн Златоуст»

Эскадренный броненосец «Иоанн Златоуст» (Перейти к изображению)

После «Ростислава» от попыток экономить деньги за счет боевых качеств отказались, и все последую­щие черноморские броненосцы развивали проект «Трех Святителей». Основным конструктивным отли­чием от прототипа стало увеличение высоты борта в носовой части благодаря дополнительной палубе. Это улучшило мореходные качества корабля и позволило орудиям носовой башни вести огонь при встречной волне. Энергетическая установка осталась прежней. Водотрубные котлы Бельвиля располагались поперек корпуса, в трех котельных отделениях.

Бронирование представляло двойную преграду: внешнее (по борту и палубе) защищало от прямых по­паданий снарядов; внутреннее — от осколков снаря­дов, которые, пробив наружную броню, взрывались внутри. Жизненно важные части корабля от пораже­ния осколками защищала 51-мм броня жилой палу­бы — в средней части горизонтальной, а возле бортов опускавшейся к нижнему скосу броневого пояса.

Двойная защита предусматривалась и от продоль­ного огня. Ее первой линией являлись броневые тра­верзы. образовывавшие вместе с броней пояса замк­нутую цитадель почти по всей длине корабля. За тра­верзами на нижней палубе в носу и корме находились 38-мм броневые переборки, служившие продолжени­ем соответствующих переборок нижнего каземата. Нижняя палуба имела 38-мм настил для задерживания осколков снарядов, пробивших цитадель либо броню жилой палубы.

«Потемкин» имел тот же самый корпус, что и «Три Святителя» с добавленным полубаком. Он отличался от предшественника применением новых котлов Бельвиля, несколько измененной схемой бронирова­ния и типом брони (крупповская отечественного про­изводства), увеличением числа 6-дюймовых орудий, внедрением электропривода 12-дюймовых орудий вместо устаревшей гидравлики.

В результате этих изменений получился достаточ­но мощный и хорошо защищенный броненосец, хотя его машины, несмотря на меньшую перегрузку кораб­ля, смогли обеспечить лишь 16-узловый ход. Проект являлся весьма удачным, но традиционный россий­ский долгострой свел на нет все достоинства: только стапельный период занял 40 месяцев. А в состав дей­ствующего флота броненосец вступил через 80 меся­цев (!) после закладки.

За время своего пребывания в строю корабль три раза переименовывался. В октябре 1905 г. после во­оруженного восстания матросов он получил новое на­звание— «Пантелеймон». В апреле 1917 г. за «рево­люционные заслуги» ему вернули прежнее имя «По­темкин Таврический» (исключив слово «князь»). На­конец, со следующего месяца корабль стал называть­ся «Борец за свободу».

В ходе ремонта и модерни­зации в 1911 г. на броненосце заменили изношенные котлы, демонтировали носовой тор­педный аппарат, броневой пояс по ватерлинии продлили до штевней, установив 25,4-мм плиты. Значительно перестрои­ли надстройки: исчезли перед­ний командный мостик, штур­манская и командирская рубки, отходившие от них к бортам крылья.

В составе 2-й бригады ли­нейных кораблей «Пантелей­мон» в 1914—15 гг.   обстрели­вал укрепления Босфора, под­держивал огнем русские войска на   Кавказском   побережье. трижды вступал в артиллерий­ский бой с германо-турецкими крейсерами «Goeben» и «Bres-lau». Гражданская война и ин­тервенция привели корабль в состояние полного разрушения. Восстановить его было невоз­можно и в начале 1923 г. броне­носец разобрали на металл, а мачты использовали для того, чтобы установить на них створ­ные маячные огни в Днепро-Бугском лимане. Броненосцы «Евстафий» и «Златоуст» фактически повторяли конструкцию «Князя Потемкина». Лишь артиллерия среднего калибра усилилась за счет заме­ны четырех 152-мм орудий на 203-мм и еще было улучшено бронирование рубки.

Правда, в ходе строительства в проект внесли множество мелких изменений, вызванных опытом русско-японской войны. Сложность их осуществления заключалась в том, что ни в коем случае нельзя было перегружать корабль. Памятуя печальный опыт Цуси­мы, МТК в сентябре 1905 г. издал специальный цирку­ляр, категорически запрещавший принимать от под­рядчиков судовые конструкции и элементы даже с малейшим перевесом. Это возымело действие: Ме­таллический завод ухитрился изготовить орудийные башни легче, чем предусматривал проект. Экономия веса только за счет более равномерной прокатки ба­шенной брони составила на «Евстафии» 18 тонн, на «Златоусте» —14,5 тонн.

Однако постоянные изменения и переделки, заба­стовки рабочих и прочие неурядицы привели к тому, что когда наконец броненосцы были готовы, они мо­рально полностью устарели. К тому времени великие морские державы уже вводили в строй дредноуты.

Корпусную сталь поставляли российские заводы. Форштевни и ахтерштевни отливали по моделям, со­хранившимся от «Потемкина» на Екатеринославских сталелитейных заводах. Непотопляемость «Евста-фия» обеспечивали главные водонепроницаемые по­перечные переборки, разделявшие корпус на десять отсеков, двойное дно между 18 и 82 шпангоутами, а также продольные переборки и бортовые коридоры, выполнявшие функцию противоминной защиты.

Для бронирования бортов, орудийных башен, бое­вых рубок, труб подачи боезапаса применялись це­ментированные броневые плиты; на крыши рубок и башен шла маломагнитная, на палубы и скосы — хро-моникелевая броневая сталь. Главный броневой пояс при среднем углублении 8,3 метра уходил под воду ниже ватерлинии на 1,05 метра. В носу он утоньшался до 76 мм, в корме — до 51 мм. Броня верхнего по­яса и казематов противоминной артиллерии состави­ла 152 мм. 3-дюймовую защиту получила центральная батарея 75-мм пушек на спардеке.

С учетом опыта русско-японской войны признали нецелесообразным размещение на броненосцах мин­ных катеров, а также якорных мин заграждения. Сняли носовой торпедный аппарат. Остались лишь бортовые подводные аппараты, которые демонтиро­вали в июне 1915 года.

Главный калибр составили 305-мм орудия с длиной ствола 40 калибров, угол возвышения которых довели до 35 градусов. В угловых казематах спардека разме­стили 203-мм орудия в 50 калибров, а на батарейной палубе 6-дюймовки. От 47-мм пушек отказались (заодно избавились от тяжелых и бесполезных боевых марсов) в пользу 75-мм пушек, из которых восемь ус­тановили в батарее спардека, две в носовой части и четыре на мостиках.

В ходе войны с кораблей сняли 75-мм орудия и ус­тановили на «Евстафии» 3, на «Златоусте» 4 зенитки того же калибра. В мае 1916 г. эти зенитки демонти­ровали, а в октябре установили другую зенитную ар­тиллерию (76-мм, 64-мм, 40-мм).

Оба броненосца имели трехцилиндровые машины тройного расширения, вращавшие четырехлопастные гребные винты диаметром 5,15 м. Котельная установ­ка состояла из шести групп, расположенных в трех во­донепроницаемых отделениях. Заметным отличием «Златоуста» и «Евстафия» от протипа явилось отсут­ствие высоких и широких вентиляционных раструбов, замененных грибовидными воздухозаборниками.

Первым сошел на воду «Иоанн Златоуст», полгода спустя — его «брат». Однако достройка кораблей за­няла еще почти пять лет. Всего на их строительство ушло, по словам морского министра И.К. Григорови­ча, «к стыду нашему, около 7 лет». Лишь 19 марта и 15 мая 1911 г. «Иоанн Златоуст» и «Евстафии» были за­числены в состав действующего флота.

В Первую мировую войну броненосцы использова­лись очень интенсивно: блокировали Босфор, прикры­вали перевозки войск и минно-заградительные дейст­вия, обстреливали побережье, трижды вели бой с «Goeben» и «Breslau». Они привлекались и для обст­рела береговых объектов — Зонгулдака, Килимли, Козлу, Варны. С вступление в строй линейных кораб­лей «Императрица Мария» и «Императрица Екатери­на Великая» боевая нагрузка на корабли старой пост­ройки снизилась, их стали привлекать для решения менее ответственных задач. После заключения Брестского мира старые броненосцы уже не выходи­ли   в море — ни при немцах, ни при англичанах.

Последние, уходя в апреле 1919 г. из Крыма, подо­рвали на броненосцах паровые машины. Еще несколько лет «Евстафии» и «Златоуст» ржавели в Севастополе. Брошенные Врангелем, они успели формально побывать в составе Красного Флота, «Ев­стафии» в 1921 г. даже переименовали в «Револю­цию». В 1922—23 гг. их сдали на слом.

0
Ленты новостей