Броненосная батарея Новгород

Броненосная батарея Новгород (Перейти к изображению)

Броненосная батарея «Вице-адмирал Попов»

Броненосная батарея «Вице-адмирал Попов» (Перейти к изображению)

Броненосная батарея Новгород

Броненосная батарея Новгород (Перейти к изображению)

По условиям Парижского мирного договора 1856 г. России было запрещено иметь военный флот на Чер­ном море. Но в 1869 г. Особое совещание представи­телей армии, флота и министерства финансов выска­залось за строительство бронированных плавучих ба­тарей для защиты Керченского пролива и портов. Идея заключалась в том, чтобы они по своим характе­ристикам являлись сугубо «оборонительными берего­выми средствами», лишенными качеств, необходи­мых для кораблей открытого моря. В таком случае ог­раничения упомянутого договора не будут нарушены.

Участники совещания выработали следующие тре­бования: батареи должны иметь осадку не глубже 4,3 м, нести броню толще, чем на иностранных броненосцах, артиллерию — соот­ветствующую наибольшему калибру тогдашних крепост­ных пушек, то есть 280— 305 мм. Однако МТК заклю­чил, что им не отвечает ни один из существующих в ми ре типов броненосных судов.

Выход из ситуации нашел контр-адмирал А.А. Попов, предложивший построить круглые броненосцы. Такая форма корпуса позволяла при малой осадке нести тол­стую броню и мощные ору­дия, что было немыслимо для кораблей обычной конструкции. Многие специа­листы считали, что «поповки» (такое наименование они получили официально) будут плохо всходить на волну и обладать рыскливостью. Но эксперименты с круглыми шлюпками рассеяли сомнения. 12 октября 1870 г. последовало повеление царя строить броне­носные суда для обороны Керченского пролива и Дне­про-Бугского лимана по типу «поповок» (в 100 футов диаметром, с машинами в 480 л.с, вооруженные дву­мя 11-дюймовыми нарезными орудиями Круппа).

В это время последовала официальная отмена статей Парижского трактата, запрещавших России во­енное судостроение на Черном море. В Морском ми­нистерстве сразу возник вопрос: может быть следует приступить к строительству полноценных броненос­цев? Все же остановились на «поповках». Слабая су­достроительная база не оставляла иного пути.

Первую «поповку» строили в Петербурге, затем по частям перевозили в Николаев и там собирали. Эту работу удалось выполнить за 18 месяцев.

Бронирование борта состояло из двух рядов плит: верхние по 229 мм, нижние — 178 мм. Круглый остов корпуса накрывала выпуклая палуба, состоявшая из трех слоев железных листов общей толщиной 70 мм. В центре была установлена вращающаяся орудийная платформа, защищенная 229-мм барбетом.

«Новгород» вооружили двумя 280-мм пушками Круппа со стволом в 20 калибров (5,6 м). Снаряды ве­сом 225 кг подавали к орудиям через люки внутри барбета с помощью талей и лебедки. Неустойчивость круглого корпуса приводила к тому, что горизонталь­ное наведение занимало более 9 минут поворотом всего корабля и 8,5 минут — поворотом платформы.

В носовой части (условной) возвышалась желез­ная надстройка. В ней находились жилые помещения для части команды, кают-кампания, каюта команди­ра. Остальной экипаж размещался на навесной палу­бе под надстройкой. Боевой рубки не было.

Шесть горизонтальных паровых машин Вульфа и восемь огнетрубных цилиндрических котлов разме­щались в двух котельных и двух машинных отделени­ях. Каждая машина приводила в движение свой четы­рехлопастный винт.

В 1874 г. в Николаеве заложили вторую поповку. Строили ее с учетом опыта первой и внесли некото­рые улучшения. Водоизмещение и размеры увеличи­лись, возросла мощность силовой установки, воору­жение состояло теперь из двух 305-мм орудий.

Броню ставили по прежней схеме, но верхний по­яс борта и барбет покрыли плитами в два слоя: внут­ренний — 178-мм, внешний — 229-мм. Восемь верти­кальных паровых машин двойного расширения, пита­емые от 12-и огнетрубных котлов, приводили в дейст­вие шесть винтов. На средние винты работали по две машины — эти винты имели больший, по сравнению с остальными, диаметр. В 1876 г. крайние винты и рабо­тавшие на них машины были сняты с обоих кораблей.

«Поповки» на ходу зарывались в волну, образуя в носовой части большой бурун, но качку имели, даже при сильном волнении, плавную и равномерную. В свежую погоду, особенно при встречном ветре, они значительно теряли в скорости. а волны шли по надстройке. Ве­тер и течение сносили тогда ко­рабли с курса, управляться приходилось только машинами. После начала 12 апреля 1877 г. войны с Турцией обе по­повки вошли в состав «актив­ной обороны Одессы», где и стояли на рейде почти весь пе­риод боевых действий. Они со­вершили лишь один боевой вы­ход 27—28 июля к Киликийско­му гирлу Дуная.

Разочарованные бездея­тельностью черноморских бро­неносцев, критики этих ориги­нальных кораблей обвиняли морское министерство в вы­брошенных на ветер деньгах. Они забыли, для чего строились данные суда, и хоте­ли видеть в них мореходные броненосцы. Однако по­повки изначально проектировались как прибрежные самоходные плавучие батареи и этому назначению вполне соответствовали. Разумеется, поповки обла­дали весьма существенными недостатками. Но они стали первыми на Черном море броненосцами, с них началось возрождение русского флота на юге.

В феврале 1892 г. их перечислили в броненосцы береговой обороны, после чего они служили еще 10 лет, хотя в море давно уже не ходили. Потом 8 лет ра­зоруженные суда хранились в порту, а в декабре 1912 г. их продали на слом.

0
Ленты новостей