Появление казематных броненосцев

210-мм орудие Круппа на поворотной платформе

210-мм орудие Круппа на поворотной платформе (Перейти к изображению)

210-мм орудие Круппа на салазках

210-мм орудие Круппа на салазках (Перейти к изображению)

Орудие в каземате

Орудие в каземате (Перейти к изображению)

В связи с непрерывным ростом калибра и массы нарезных орудий вместо рельсовых салазок и верт­люгов их начали ставить на вращающиеся платфор­мы. Появились корабли переходного типа. У них часть орудий находилась в казематах, другая часть — в барбетах на главной палубе.

Переход от центральной батареи к каземату осу­ществил главный конструктор австрийского флота Ромако в проекте броненосца «Custoza». Естествен­ное сужение корпуса от середины к оконечностям он усилил срезами бортов, что позволило расположенным в центральном каземате орудиям стрелять прямо в нос и корму. Придуманную им схе­му немедленно начали копиро­вать в других странах. Вслед за австрийскими появились бри­танские и французские броне­носцы, угловатый внешний вид которых вызывал у современников ассоциацию с комодом.

Большим казематным бро­неносцам так и не удалось встретиться с противником в бою, но их младшие собратья дважды продемонстрировали главный недостаток подобной схемы: нерациональность рас­положения орудий.

В русско-турецкую войну 1877—78 гг, османский броненосец «Fethi Bulend» встретился с русским во­оруженным пароходом «Веста». Эта встреча не су­лила «Весте» ничего, кроме быстрой гибели: «турок» имел большую скорость, был бронирован и намного сильнее вооружен. Однако ее спасло упомянутое расположение артиллерии и одно меткое попадание.

«Fethi Bulend» был вооружен двумя 300-фунто­выми (228-мм) дульнозарядными нарезными орудия­ми Армстронга в неподвижных носовой и кормовой башнях, а также четырьмя 178-мм в центральном ка­земате (по два орудия на борт). Турок мог стрелять из крупнокалиберного носового орудия, расположен­ного на верхней палубе, и лишь изредка, когда волны не заливали амбразуру, — из одного казематного.

Русским артиллеристам удалось в ходе боя пря­мым попаданием повредить носовую 300-фунтовую пушку турецкого корабля. Стреляя время от времени из одного казематного орудия, он не смог добиться существенных результатов. В итоге, после пяти часов погони, турецкий броненосец прекратил бессмыслен­ное занятие, оставив «Весту» моральным победите­лем в этой стычке.

Второй бой с участием казематных кораблей произошел в другом полушарии. В войне между Чили и Перу в 1879 году двум новым чилийским броне­носцам с центральным казематом «Valparaiso» и «Almirante Cochrane» (6—229-мм орудий у каждого). противостоял перуанский монитор «Huascar», воору­женный двумя 254-мм орудиями в башне.

Огромное преимущество чилийцев «на бумаге» дополнялось полным неумением перуанских артил­леристов и механиков. Но в реальном бою два казе­матных броненосца выписывали петли вокруг едва двигавшегося «Huascar», пытаясь привести в дейст­вие свои орудия хотя бы поочередно. В конце концов монитор, получивший несколь­ко попаданий, сдался, но что бы­ло бы при встрече с более бое­способным противником? Стало ясно: схема расположения ору­дий по углам центрального ка­земата нежизнеспособна.

Постепенно орудия главно­го калибра остались только в барбетах и в башнях на глав­ной палубе. Их место в казема­тах заняла скорострельная ар­тиллерия среднего калибра (5—6 дюймов). Первым кораб­лем с башенными артиллерий­скими установками был знаме­нитый «Monitor», чье имя стало нарицательным для нового класса броненосцев: низко­бортных, хорошо заброниро­ванных, полностью лишенных парусного вооружения. Впро­чем, высоту борта мониторов немедленно стали увеличивать для улучшения море­ходности (поначалу — за счет установки фальшбор­тов), паруса тоже начали ставить, и так появились башенные броненосцы открытого моря.

В конечном итоге обе линии развития броненос­ных кораблей (батарейных и башенных) соединились в одну. Возник «классический» броненосец.

0
Ленты новостей