Центральная батарея

Центральная батарея (Перейти к изображению)

Центральная батарея на двух палубах

Центральная батарея на двух палубах (Перейти к изображению)

Каземат с пушками на поворотных платформах

Каземат с пушками на поворотных платформах (Перейти к изображению)

Казематно-барбетное расположение пушек

Казематно-барбетное расположение пушек (Перейти к изображению)

Барбетное расположение пушек

Барбетное расположение пушек (Перейти к изображению)

Соревнование между артиллерией и броней про­должалось очень долго. Переход на бомбические орудия Пексана занял около двадцати лет, но и после того еще лет десять ядра сосуществовали с бомбами. Однако в круглые бомбы помещалось не так уж мно­го пороха, поэтому быстро возникла мысль о том, что снаряд должен иметь продолговатую форму.

Чтобы он не кувыркался в полете, ствол орудия следовало сделать нарезным, как в винтовке. В 1846 году итальянец Дж. Кавалли изготовил первое орудие с нарезным стволом. Однако на этом пути конструк­торов ждали серьезные трудности. Если мягкую свинцовую пулю загнать в ствол винтовки не состав­ляло большого труда, то проделать такую же опера­цию с недеформируемым чугунным снарядом, не по­вредив при этом сам снаряд либо нарезку ствола, до­вольно сложно. Принципиальным решением являлось заряжание орудия с казенной части.

Здесь первой оказалась британская фирма «Armstrong». В 1858 году она разработала нарезное казнозарядное орудие, оставившее по баллистичес­ким характеристикам далеко позади гладкостволь­ные аналоги. Его применяли на английских судах, од­нако конструкция замка оказалась неудачной. Ору­дия Армстронга образца 1858 г. имели «привычку» убивать прислугу взрывом в казенной части или же снаряды взрывались, не успев покинуть канал ство­ла. В 1865 году их сняли с вооружения, решив вер­нуться к дульнозарядным пушкам, которые продер­жались в королевском флоте еще пятнадцать лет.

Такое решение на первый взгляд кажется неле­пым. Однако дело в том, что в 60-ые и 70-ые годы XIX века нарезные дульнозарядные орудия вполне могли соревноваться с казнозарядными. Во-первых, при дистанции боя до одной мили (1852 м) превос­ходство казнозарядных орудий в точности и дальнос­ти стрельбы не играло существенной роли. Во-вто­рых, заряжание пушки с дула происходило быстрее, чем заряжание орудия такого же калибра с казны.

Из-за несовершенства конструкции открывание и закрывание массивного винтового затвора «съеда­ло» не секунды, а целые минуты, тогда как гидравли­ческие приспособления быстро вталкивали снаряд, снабженный мягкими свинцовыми поясками, в канал ствола с нарезами. Эти устройства для заряжания можно было прятать под палубой, уменьшив разме­ры орудийной установки, барбета или башни. Нако­нец, сам орудийный ствол для дульнозарядной пушки оказался был в изготовлении, надежнее и обходился дешевле.

С увеличением толщины брони рос и калибр дульнозарядных орудий, так как единственным спо­собом повысить пробивную способность таких пушек являлось лишь увеличение их размера. В 1865 году появились 203-мм орудия весом 7 тонн, затем 12-тонные калибра 288 мм. В 1873 году фирма «Армс­тронг» создала первое 406-мм орудие весом 80 тонн. Еще через пять лет британская фирма «Элзвик» по­строила 100-тонные 450-мм орудия для итальянских броненосцев «Duilio» и «Dandolo».

Но, по мере роста калибра и массы дульнозаряд­ных орудий их относительные преимущества меркли перед недостатками. Попытки придать снаряду более высокую начальную скорость автоматически приво­дили к увеличению длины ствола, и заряжать орудие через дуло становилось все труднее. К тому же дуль­нозарядные орудия тоже оказались опасными в экс­плуатации. В 1879 году 305-мм пушку на английском броненосце «Thunderer» по ошибке загрузили двумя зарядами. Последовал взрыв. С орудием, заряжае­мым с казны, это было невозможно. С 1880 года Ве­ликобритания (а вслед за ней другие морские держа­вы) окончательно перешла на казнозарядные пушки.

После этого развитие артиллерии пошло по дру­гому руслу. Первые британские орудия с затворами оставались относительно короткоствольными, увели­чение их мощи тоже достигалось за счет роста кали­бра. На броненосцах типа «Victoria» и «Benbow» по­явились даже 110-тонные 413-мм пушки. Однако бое­запас этих «монстров» не превышал 30-40 снарядов. а ствол после 60—100 выстрелов полностью выходил из строя. В мирное время это ограничивало учебные стрельбы. Во время войны одиночные выстрелы с перерывом в несколько минут оставляли броненосцы почти беззащитными перед новым видом артилле­рии — скорострельными пушками среднего калибра (120—152 мм).

К тому же эффективность артиллерии зависит не только от ее баллистических качеств. Важнейшее значение имеет орудийная установка. Создатели станков для первых нарезных пушек не слишком мудрствовали: ствол ставили на салазки. При выст­реле пушка откатывалась назад вместе со станком, что при заряжании с дула было даже удобно. Для следующего залпа ее вновь подкатывали к орудийно­му порту и наводили на цель, глазами определяя рас­стояния — при максимальной дальности стрельбы 500 метров это было вполне естественно.

Но с увеличением калибра данный процесс ста­новился все более сложным. Вес снаряда превысил сначала 100 кг, затем 300 кг, а на орудиях-монстрах перевалил за полтонны. Руки и простейшие подъем­ные приспособления типа талей для обращения с та­ким боезапасом уже не годились.

0
Ленты новостей