Новые передовые идеи

La Gloire

Французский броненосец «La Gloire» (1859 г.) (Перейти к изображению)

Безусловный успех французских плавучих бата­рей под Кинбурном, где русские ядра и бомбы ниче­го не смогли сделать с их 110-мм железной броней, оказался лучшей рекламой для бронированных ко­раблей. Капитан 3 ранга Дюперр (Duperre), командо­вавший «Tonnante», предложил, используя приоритет Франции, немедленно приступить к постройке море­ходного броненосца.

Надо сказать, что союзники по Крымской войне, Великобритания и Франция, стали после нее не толь­ко двумя главными морскими державами мира, но и соперниками. Раньше Франция сильно отставала от «владычицы морей» по мощи своего линейного фло­та, поэтому приход «железной эры» давал ей отлич­ный шанс. Один бронированный корабль мог успеш­но выдержать сражение с несколькими «деревяшка­ми», что позже успешно продемонстрировал в ходе гражданской войны в США броненосец южан «Virginia». Следовательно, строительство нового флота можно было начинать почти с нуля. И вскоре после окончания Крымской войны французское мор­ское министерство представило императору про­грамму, предусматривавшую постройку 30 океан­ских броненосцев и 11 броненосных плавучих бата­рей, а Наполеон III утвердил ее.

Но одних только передовых идей недостаточно для достижения поставленных целей. Требуется еще и материальная база. Дюпюи де Лом предполагал строить проектируемые им океанские броненосцы из железа, с бортовой броней до 165 мм. Увы, это оказалось не по силам французской промышленнос­ти. Пришлось сразу же прибегнуть к полумерам. Для ускорения дела взяли недостроенный корпус дере­вянного линейного корабля «Gloire» (Слава), разо­брали его верхнюю палубу, а на борт навесили плиты кованой железной брони толщиной 110—120 мм.

В результате первый французский броненосец «открытого моря» оказался не слишком удачным ко­раблем. Хотя он и был неуязвим для бомбических орудий, но под своим железным «панцирем» сохра­нил главные недостатки, свойственные деревянным кораблям: огнеопасность и низкую живучесть, обус­ловленную отсутствием водонепроницаемых перебо­рок между отсеками.

Англичане, например, не признают «Gloire» пер­вым в мире океанским броненосцем, поскольку тот был подвержен сильной качке в свежую погоду, а его орудия располагались менее чем в 2 метрах от поверхности воды и могли вести огонь только в спокой­ном море.

Сами же англичане несколько «засиделись на старте». Тому были свои причины. Главный советник правительства Генри Палмерстона (премьер-минис­тра в 1855—65 гг.), престарелый сэр Говард Дуглас. известный специалист по артиллерии и «живая ре­ликвия» парусного флота, яростно препятствовал строительству броненосных кораблей. Он настоял на постройке новых деревянных линкоров и на оснаще­нии уже имевшихся паровыми машинами. Поскольку верфи испытывали острую нехватку материалов, в 1861 году британский парламент ассигновал почти миллион фунтов стерлингов (громадная по тем вре­менам сумма, равная стоимости трех броненосцев) на приобретение и заготовку древесины, которую на­до было еще 20 лет вымачивать и сушить.

0
Ленты новостей