Морские кулачные бои

Virginia

Броненосец Virginia (Перейти к изображению)

Бой броненосцев Virginia и Monitor

Бой броненосцев «Virginia» и «Monitor» на Хэмптонском рейде (Перейти к изображению)

Camperdown таранит Victoria

«Camperdown» (на переднем плане) таранит «Victoria» (Перейти к изображению)

Одним из тупиковых направлений морской такти­ки того периода было увлечение адмиралов таран­ным боем. Как уже сказано выше, первый опыт бое­вого применения тарана связан с гражданской вой­ной в США.

Сначала броненосец конфедератов «Virginia» своим шпироном отправил на дно деревянный фре­гат федералов «Cumberland». Затем в сражениях на реке Миссисипи обе воюющие стороны потеряли в результате таранных ударов 4 канонерки, не считая нескольких поврежденных. Свидетельством мощи нового оружия стал таранный удар военного парохо­да федералов «Queen of the West». Он буквально разрезал пополам корпус своего противника, паро­хода конфедератов «General Lowell». Вместе с тем, все эти столкновения произошли на закрытых аква­ториях — в заливах и на реках. Кроме того, их жерт­вами были слабо защищенные деревянные суда. Но после Лиссы все заговорили о таране всерьез.

Однако дальнейшая история показала, что роко­вой удар флагманского корабля Тегетгофа в борт «Re d'Italia» оказался первым и последним случаем успешного использования тарана против броненосца в бою. Тем не менее, среди сторонников тарана мы видим английского морского стратега Ф. Коломба и главного кораблестроителя французского флота Дю­пюи-де-Лома, героя Лиссы фон Тегетгофа, талантли­вых русских адмиралов Г.И. Бутакова и С.О.Макаро­ва, а также многих других.

Наиболее последовательно и целеустремленно внедряло таранную тактику британское адмиралтей­ство. Благодаря энтузиазму адмирала Джорджа Сар­ториуса, в Англии появилось немало проектов специ­альных кораблей-таранов, начиная от неосуществ­ленного переоборудования пассажирского парохода «Great Eastern» до воплощенного в металл «Polyphemus». Первый из упомянутых проектов предполагал установку на огромном 6-мачтовом суд­не водоизмещением 19217 тонн (длина 210, ширина 25 метров) не только тарана, но и брони, тяжелых орудий и даже «стреляющих» кипятком насосов для защиты от абордажа.

В результате реализации второго проекта по­явился странный корабль «Polyphemus» водоизмещением 2640 т, главное вооружение которого составлял мощный стальной форштевень с расположенным за ним спе­циальным таранным отсеком. «Polyphemus» был заложен в сентябре 1879 г., спу­щен на воду в июне 1881 г., вступил в строй в 1883 г. Он официально классифицировался как «таранный миноно­сец». Его размеры составляли 73 х 12 х 6,2 метров. Бро­невая защита была представлена 76-мм карапасной (т.е. округлой) верхней палубой. Помимо тарана, он имел 5 торпедных аппаратов (один носовой и 4 траверзных), а также 6 митральез калибра 25 мм. Это странное судно на­ходилось в составе британского флота целых 20 лет. Кроме того, именно англичане создали новый подкласс броненосцев, из­вестных как «броненосные тараны».

Таранами оснащались практически все броне­носцы, броненосные и бронепалубные крейсеры всех стран вплоть до появления дредноутов. За это время они ни разу не применялись в бою, зато потопили не­мало своих же кораблей. Так, в 1869 году русский броненосец «Кремль» ударом таранного форштевня отправил на дно фрегат «Олег». Два года спустя «Ад­мирал Спиридов» протаранил однотипный ему бро­неносец «Адмирал Лазарев». От гибели последний спасла только близость берега, поскольку авария произошла прямо в гавани Кронштадта.

В 1873 году испанский броненосец «Numancia» таранным ударом потопил свой корвет «Fernando el Catolico»; последний затонул почти со всем экипа­жем. 1875 год ознаменовался сразу тремя катастро­фами. Сначала английский броненосец «Iron Duke» протаранил и потопил корабль своего класса «Vanguard», а французские броненосцы «Jeanne d'Arc» и «Thetis» нанесли смертельные удары судам «Forfait» и «Reina Blanche». Через три года — новая трагедия: от тарана германского броненосца «Konig Wilhelm» погиб со всем экипажем броненосец «Grosser Kurfurst», тоже германский. Затем — еще несколько столкновений. И, наконец, крупнейшая ка­тастрофа, случившаяся в 1893 году: броненосец «Camperdown» отправил на дно флагмана британ­ской средиземноморской эскадры «Victoria», вместе с которым погибли вице-адмирал Джордж Трайон и большинство членов экипажа. Таким образом, таран нанес серьезный ущерб лишь собственным флотам.

Как это ни странно, все эти инциденты не заста­вили морских теоретиков пересмотреть свое мнение о «средствах кулачного боя для кораблей» (столь об­разно назвал таран один английский адмирал). На­оборот, в ответ появились совсем анекдотические конструкции. Например, съемный таран, которым ан­гличане оснастили «Shannon» — первый в мире бро­непалубный крейсер. В мирное время «Shannon» нес свой треугольный шпирон в трюме, дабы не угрожать собственным судам. А в случае угрозы войны экипаж должен был прикрепить его к форштевню.

Согласно тактическим концепциям 70-х и 80-х го­дов морской бой являлся «общей свалкой на близкой дистанции». Эффективное применение орудий в та­ком бою считалось невозможным. Решающее значе­ние отдавалось использованию тарана и торпеды. Более того, поскольку генеральное морское сраже­ние мыслилось как ряд отдельных поединков между кораблями, постольку не исключалась возможность даже абордажа! Достаточно сказать, что вплоть до 1905 года в программу обучения личного состава ко­раблей британского флота входила тренировка на абордажных станциях и упражнения с холодным ору­жием. Абордажные пики, сабли и топоры продолжали оставаться на вооружении команд.

0
Ленты новостей