Изобретение бездымного пороха

75-мм скорострельная пушка Канэ

75-мм скорострельная противоминная пушка Канэ (Перейти к изображению)

150-мм орудие Круппа (1895 г)

150-мм скорострельное орудие Круппа (1895 г.) (Перейти к изображению)

152-миллиметровое орудие Канэ (1896 г)

152-миллиметровое скорострельное орудие Канэ (1896 г.) (Перейти к изображению)

10-мм митральеза Гатлинга

Десятиствольная 10-мм митральеза Гатлинга (Перейти к изображению)

Револьверная 37-мм пушка Гочкиса

Пятиствольная револьверная 37-мм пушка Гочкиса (Перейти к изображению)

Важный ру­беж в развитии вооружения удалось перейти благода­ря замене дымного черного по­роха (из серы, угля и селитры) на бездымный (получаемый при обработке целлюлозы азотной кислотой). Новый по­рох при сгорании обеспечивал значительно большую энергию. Кроме того, при выстреле он не давал густых, медленно рас­ходящихся клубов дыма, окуты­вавших корабль и сильно ме­шавших управлению артилле­рийским огнем.

Перевод орудий главного калибра на поршневые затво­ры, введение механизирован­ных систем подачи боеприпа­сов. переход на бездымный по­рох — все это позволило уве­личить их скорострельность. Если 12-дюймовки начала 90-х годов производили один выст­рел в 3—5 минут, то через де­сять лет они могли давать залп каждые 60—90 секунд.

Распространение на кораб­лях средней скорострельной артиллерии привело к тому, что для защиты от нее пушки глав­ного калибра в барбетах стали прикрывать броней, сначала тонкой, а потом все более и бо­лее солидной. Постепенно бар­бетные установки полностью были вытеснены башенными.

К концу XIX века во всех странах утвердился взгляд на корабельную артиллерию как на главное оружие флота. Однако вместе с тем считалось, что по­топление крупного броненос­ного корабля одним только артиллерийским огнем мало реально. Теоретики были уве­рены, что мощность броневой защиты вынудит вести бой на дистанциях не свыше 10—15 кабельтовых (1,8—2,8 км), поз­воляющих броненосцам приме­нять свое торпедное вооруже­ние, а также таран.

Именно из таких соображений определяли на всех флотах огневые задачи тому или иному калибру ору­дий и осуществляли практическую подготовку лично­го состава.

Основной задачей орудий главного калибра счита­лось поражение бронебойными снарядами жизненно важных частей вражеского корабля, защищенных на­иболее мощной броней.

Орудия среднего калибра предназначались для разрушения слабозащищенных или вовсе не прикры­тых броней частей корабля фугасными снарядами. Благодаря относительно высокой скорострельности (по сравнению с ГК), именно средний калибр считался в то время «главным», что вырази­лось в повсеместном стремле­нии к увеличению числа его стволов.

В 80-е годы XIX-го века на всех флотах мира самое широ­кое распространение получили миноносцы. Как это обычно бы­вает при появлении принципи­ально нового вида оружия, их боевые возможности сильно преувеличивались. Наиболее ярким выражением данной тен­денции стала так называемая «молодая школа» адмирала Ги­ацинта Оба — морского минис­тра Франции.

Согласно его взглядам, вме­сто немногочисленных дорогих броненосцев следовало строить сотни дешевых миноносцев, способных утопить любой бро­неносный флот.

Конечно, подобные взгляды были крайностью, однако впол­не реальная угроза атак мино­носцев заставляла конструкто­ров устанавливать на боевых марсах, надстройках, верхних палубах броненосцев десятки револьверных пушек и митральез калибром от 10 до 75 мм.

Механические приводы наведения имели только башенные орудийные установки. Все остальные на­водились вручную. Наводку на цель производили, как правило, с помощью орудийных прицелов, в конст­рукции которых постепенно стали применять первые оптические приспособления.

В 80-е годы началось внедрение первых, еще весьма примитивных приборов управления артилле­рийским огнем, позволявших передавать стреляю­щим комендорам целеуказа­ния, начальные установки при­цела и целика, указания типа боеприпасов и вида огня. Все необходимые расчеты артилле­рийские офицеры выполняли вручную по типовым таблицам. Наиболее узким местом явля­лось определение дистанции. Только в конце 90-х годов по­явились первые внутрибазовые дальномеры.

При этом качество брони­рования и вооружения продол­жало непрерывно совершенст­воваться.

Стала также ясной важ­ность преимущества в скорости над кораблями противника. Применение водо­трубных котлов, повышение давления пара в них, внедрение машин тройного расширения — все это позволило быстро увеличить скорость полного хода броненосцев с 15—16 узлов до 17—19. Но дальней­ший прирост скорости могли обеспечить только па­ровые турбины и котлы высокого давления.

В итоге к началу XX века, после долгих поисков, был выработан основной тип боевого корабля для ге­нерального сражения — «классический» эскадрен­ный броненосец.

Он нес 4 орудия крупного калибра (11—13 дюй­мов), 12—16 орудий среднего калибра (5—7 дюй­мов). 20—48 малокалиберных противоминных пу­шек, 3—6 торпедных аппаратов и несколько паровых минных катеров, развивал ход 17—19 узлов, имел бронированную поверхность в 60—65% от площади борта, при водоизмещении 13—15 тысяч тонн.

Дальнейшая эволюция эс­кадренного броненосца приве­ла к появлению в 1906—15 гг. в составе флотов главных морских держав так называе­мых дредноутов и сверхдред­ноутов, вооруженных орудия­ми калибра до 15 дюймов (381 мм) с центральной наводкой, имевших турбинные силовые установки, сплошное брониро­вание борта и мощную проти­воминную защиту.

0
Ленты новостей