Бронированная плавучая батарея Р. Стивенса

Плавучая батарея Стивенса (1854 г)

Бронированная плавучая батарея Р. Стивенса (1854 г.) (Перейти к изображению)

В 1852 году американский инженер Роберт Ли­вингстон Стивене (Robert L. Stevens) представил на рассмотрение правительственной комиссии проект плавучей батареи для защиты Нью-Йорка, заброни­рованной железными листами. Как и «Демологос» Фултона, этот корабль значительно обогнал свое время.

Сконструированный Стивенсом корабль при весьма значительном по тогдашним понятиям нормальном водоизмещении 4683 тонны (полное дости­гало 6000 тонн) и габаритах (126,8 х 16,1 х 6,4 м) дол­жен был развивать скорость порядка 17 узлов. Он нес броневой пояс толщиной 172 мм, броневую палу­бу со скосами толщиной от 38 до 89 мм, балансирный руль, два винта, котлы высокого давления и две мно­гоцилиндровые высокооборотные паровые машины мощностью 8600 л.с. каждая.

Исключительно сильное вооружение состояло из восьми стальных дульнозарядных орудий, которые располагались на главной палубе, на поворотных платформах с паровым приводом: 4 концевые пушки (2 в носовой части и 2 в кормовой) имели калибр 10 дюймов (254 мм), еще 4 в средней части корабля — 15 дюймов (381 мм).

В 1853 году американское правительство заклю­чило контракт со Стивенсом и ассигновало 500 тысяч долларов на постройку броненосца. Но уникальный корабль, сошедший на воду в 1854 году, так и не всту­пил в строй. Тем не менее, его можно считать пер­вым в мире броненосцем.

Узнав об испытаниях брони, проведенных в Анг­лии, правительство США отказалось от достройки плавбатареи. Ее корпус многие годы простоял в Хо­бокене, штат Нью-Джерси. Лишь в 1874 году недостроенное судно продали на слом.

В Европе броненосцы появились в связи с Крым­ской войной 1853—56 гг. Однако инженерная мысль и здесь обогнала запросы практики. Так, выдающий­ся французский инженер Станислав-Анри-Шарль Дю­пюи де Лом (Dupuy de Lome; 1816—1885) еще в 1845 году предложил проект железного броненосца с бро­ней по ватерлинии и вокруг батареи крупнокалибер­ных орудий. Он доказывал, что выигрыш в весе кор­пуса железного корабля позволит прикрыть броней паровую машину и котлы, которые у деревянного ко­рабля остаются незащищенными. Нет нужды ставить много пушек, достаточно иметь их меньше, но круп­ного калибра в бронированном каземате. Такой ко­рабль, утверждал он в заключительной части своего доклада, разобьет любой деревянный и устоит против береговой батареи.

«Владычица морей» — Великобритания — всегда пристально следила за новинками в морском воору­жении, которые могли угрожать ее могущественному флоту. Слухи из США и Франции о броненосцах, спо­собных свести до нуля боевую ценность деревянных линейных кораблей и фрегатов, насторожили англи­чан и заставили повторить свои опыты. В 1849—51 гг. они установили на железном судне «Самум» двух­слойную броню (из железных листов толщиной по 6,4 мм) и обстреляли ее ядрами и бомбами из 163-мм орудий.

Испытания показали, что ядра, пробивая желез­ные листы, порождают рой губительных для людей ос­колков весом до 1 кг. Их устрашающий вид и рваные зазубренные края произвели столь сильное впечат­ление на участников испытаний, что в британском флоте возникло резко отрицательное мнение о цен­ности брони. «Лучше получить аккуратное пулевое ранение, чем рваные и часто неизлечимые раны, ко­торые причиняют осколки, вырванные из железных бортов», — писал главный морской артиллерист Ве­ликобритании Г. Дуглас, демонстрируя упорное пре­дубеждение Адмиралтейства против брони.

30 ноября 1853 года русская эскадра под коман­дованием вице-адмирала П.С. Нахимова в составе шести линейных кораблей, вооруженных бомбичес­кими орудиями, за 20 минут уничтожила на рейде Си­нопа турецкую эскадру, состоявшую из семи парус­ных фрегатов, трех корветов и двух пароходов, во­оруженных 24-фунтовыми пушками. Для сравнения, в Наваринском сражении 1827 года для расстрела ту­рецкой эскадры потребовались целые сутки. Синоп­ский бой послужил мощным стимулом к дальнейшему развитию идеи бронирования.

0
Ленты новостей