Линкор «Leonardo da Vinci» (1915 г)

Линейный корабль «Leonardo da Vinci» (1915 г.) (Перейти к изображению)

Линкор «Conte di Cavour» в достройке на плаву

Линейный корабль «Conte di Cavour» в достройке на плаву (Перейти к изображению)

«Giulio Cesare» на ходовых испытаниях

Линейный корабль«Giulio Cesare» на ходовых испытаниях 11 ноября 1913 г. (Перейти к изображению)

«Conte di Cavour» в процессе модернизации

Линейный корабль «Conte di Cavour» в процессе модернизации (Перейти к изображению)

Линкор «Conte di Cavour» (1938 г)

Линейный корабль «Conte di Cavour» (1938 г.) (Перейти к изображению)

Незадолго до закладки «Dante» в Италию поступи­ли сведения о том, что австрийцы проектируют дред­ноут с трехорудийными башнями, размещенными по линейно-возвышенной схеме (как на американском «Michigan»). Благодаря этому, те же 12 орудий глав­ного калибра обеспечат ему кормовой и носовой зал­пы вдвое мощнее, чем у итальянского линкора.

Тогда Эдуардо Масдеа предложил в 1908 г. проект более крупного корабля с оригинальным размещени­ем артиллерии в пяти башнях. В носу и корме нижние башни были трехорудийными, верхние — двухорудий-ными. Еще одна трехорудийная башня располагалась между дымовыми трубами. Таким образом, новый линкор давал бортовой залп из тринадцати 305-мм орудий — на одно больше, чем строившиеся «авст­рийцы». Носовой и кормовой залпы были, соответст­венно, на одно орудие меньше: опасаясь снизить ос­тойчивость, Масдеа не рискнул сделать все пять ба­шен трехорудийными.

Летом 1910 г. на трех различных верфях были за­ложены три корабля нового проекта. Они имели ха­рактерный для той эпохи корпус с изогнутым форш­тевнем, округлой кормой и длинным полубаком, за­канчивавшимся за первой дымовой трубой. В носовой части корпуса борта над верхней палубой были убраны внутрь, чтобы увеличить углы обстрела казе­матных орудий.

Бронирование снова было принесено в жертву ар­тиллерийской мощи и скорости. Общий вес брони со­ставлял 5150 тонн, всего 22,4% от нормального водо­измещения — довольно низкий показатель для линко­ра. Впрочем, все это относительно: в 1908 г. броневая защита «Cesare» не уступала другим современникам и располагалась по классической схеме: самая тол­стая — по ватерлинии, уменьшаясь на каждом между­палубном пространстве вплоть до верхней палубы.

Главный броневой пояс по ватерлинии имел вы­соту 2,8 метра, толщину 250—220 мм (на нижней кромке 170 мм) и проходил от барбета первой башни до барбета пятой. Его верхняя кромка (при нормаль­ной нагрузке возвышавшаяся над водой на 1,2 м), находилась на уровне плоской части нижней броне­вой палубы, скос которой соединялся с нижней кром­кой пояса. Выше 250-мм брони — между нижней и главными палубами — борт прикрывали 220-мм пли­ты высотой 2,3 метра.

Еще выше шел 130-мм пояс и находился каземат противоминной артиллерии с броней 130—110 мм. 250-мм и 220-мм пояса продолжались в нос 100-мм плитами, в корму — 130-мм, а их концы соединяли 130-мм траверзные переборки. Верхний 130-мм пояс шел от барбета пятой башни до форштевня, где утоньшался до 70 мм. Его кормовой траверз имел толщину 110 мм. Каземат находился между барбета­ми второй и четвертой башен.

Горизонтальная броня распределялась следую­щим образом. Полубак: 8 мм в носу, 44 мм над ка­зематом. Верхняя палуба: 15—13 мм, но вне казе­мата — 30 мм. Главная палуба: 30 мм в пределах 220-мм пояса, 15—8 мм в носу и 27 мм в корме. Нижняя палу­ба: плоская часть 24 мм, на скосах 40 мм.

Специальные противотор­педные переборки отсутствова­ли, но корабль имел тройное дно и тройной борт. В нем раз­мещались угольные ямы и неф­тяные цистерны.

З05-мм орудия Армстронг-Виккерс образца 1909 г. имели ство-лы длиной 46 калибров (14 м). Средняя башня имела углы обстрела 130 градусов на борт, концевые 300 градусов, возвы­шенные 310 градусов. Предель­ная дальность стрельбы при уг­ле  возвышения  20  градусов была 18 км. Снаряды орудий главного калибра пробивали 250-мм броню начиная с дистан­ции 9 км. Боезапас составлял 70 снарядов на орудие. 120-мм орудия Армстронг-Виккерс образца 1909 г. находились в центральном каземате. Хотя они стояли достаточно высоко, чтобы иметь возможность стре­лять в любую погоду, их сосредоточение в центре ко-рябля не было удачным для отражения торпедных атак миноносцев, которые производились, как прави­ло, с острых курсовых углов. Боезапас составлял 200 снарядов на ствол.

Второй противоминный калибр представляли 76-мм орудия, сначала установленные на крышах башен. После испытаний «Cesare» и «Leonardo» эти пушки с башен сняли и перенесли на полубак, шканцы и надст­ройки, где у них были лучшие секторы для стрельбы. Боезапас — 240 выстрелов. В ходе войны на башнях и на полубаке поставили 4—6 зениток Шнейдера образца 1914 г. (калибр 76 мм). Торпедные аппараты демонтировали в 1916—17 гг.

Турбины Парсонса находились в бортовых машин­ных отделениях, расположенных по бокам от средней башни и в среднем отделении, находившимся между кормовым котельным отделением и третьей башней. Котельная установка на «Cesare» состояла из 12 котлов нефтяного и 12 котлов смешанного отопления фирмы «Бэбкок-Уилкокс», на остальных стояли 8 кот­лов нефтяного и 12 котлов смешанного отопления фирмы «Блехинден». Котлы располагались равными группами впереди и позади машинного отделения.

Две далеко разнесенные высокие дымовые трубы, к которым тесно примыкали мостики и рубки, и трено­гие мачты, стоявшие вплотную к трубам со стороны средней башни, придавали кораблям типа «Giulio Cesare» уникальный внешний вид.

Такое расположение труб и мачт делало силуэт дредноутов абсолютно симметричным, чтобы против­ник в первые моменты встречи не мог точно определить их курс. Эту «хитрость» итальянские конструкто­ры применяли на всех своих броненосцах и броненос­ных крейсерах, начиная с 80-х годов XIX века. Воз­можно, что раньше, когда оптические приборы были примитивными, симметричный силуэт корабля дейст­вительно мог сбить противника с толку, но в начале XX столетия рассчитывать на это было уже наивно.

В целом недостатков у проекта было не меньше, чем достоинств. Защита была откровенно слабой.

К моменту вступления Италии в войну Италии 24 мая 1915 г. все три дредноута типа «Cesare» находи­лись в главной базе Таранто. Итальянский флот пред­ставлял собой внушительную силу, но не проявлял особой активности. «Цезарям» вообще ни разу не до­велось открыть огонь по кораблям противника. Во время крайне редких выходов в море они, как прави­ло, осуществляли дальнее прикрытие легких сил. «Conte di Cavour» за всю войну набрал всего лишь 40 ходовых часов, a «Giulio Cesare» — 31 час. Линкор «Leonardo da Vinci» затонул в Таранто 2 августа 1916 года в результате взрыва погребов. При этом погибли 249 членов экипажа.

После окончания войны имела место попытка вернуть его в строй. «Leonardo» 17 ноября 1919 г. подняли кверху днищем, затем перевернули и ввели в док. Его собирались восстановить без средней башни. Однако послевоенный экономический кризис и под­писание Италией Вашингтонского соглашения приве­ли к отказу от этого проекта. 21 января 1921 г. «Da Vinci» исключили из списков флота и продали на слом.

В 1925—26 гг. «Cavour» и «Cesare» прошли пер­вую модернизацию. Треногие фок-мачты заменили четырехопорными, которые перенесли вперед от ды­мовой трубы, чтобы уменьшить влияние дыма и раскаленного воздуха на директоры. У них заменили систему управления артогнем, слева на полубаке, пе­ред носовыми башнями, установили катапульту для запуска гидросамолета. Для подъема самолета с во­ды и установки его на катапульту на палубе появился кран, который опускался в горизонтальное положе­ние, чтобы не мешать стрельбе орудий.

Однако время линкоров с 305-мм орудиями про­шло, никакие улучшения не могли сделать их достой­ными противниками кораблей, построенных в послед­ние годы войны. Поэтому в 1928 году «Cesare» стал учебным артиллерийским кораблем, a «Cavour» 12 мая 1928 года зачислили в резерв.

Однако на этом карьера итальянских дредноутов не закончилась. В 19З1—37 гг. они прошли кардиналь­ное переоборудование, а затем приняли активное участие во Второй мировой войне.

Конструктивные возможности перестройки были ограничены, особенно в отношении бронирования и артиллерии, давно не отвечавших требованиям вре­мени. К тому же полное отсутствие противоторпедной защиты при возросшей эффективности торпед и мин требовало значительного веса и пространства для ее установки, что тоже ограничивало количество допол­нительной брони, вооружения и оборудования.

Зато итальянские корабли не нуждались в большой дальности плавания, и путем сокращения запасов топлива можно было улучшить другие характеристи­ки. Довольно просто обстояло дело с заменой главных механизмов. Демонтаж средней башни дал достаточ­но места для новой энергетической установки.

«Giulio Cesare» проходил модернизацию на верфи «Cantieri del Tirreno» в Генуе, «Conte di Cavour» — на верфи «Cantieri Riuniti dell'Adriatico» в Триесте. Там с кораблей сняли все надстройки, башни, среднюю ар­тиллерию, часть брони, машины, котлы и приступили к перестройке корпуса. Его носовую часть удлинили на 10,3 метра, пристроив к корпусу клиперский форш-тевеь. Удлинение корпуса понадобилось для обеспе­чения более высокой скорости, несовместимой с прежними обводами. Новая энергетическая установ­ка весила на треть меньше старой, но развивала втрое большую мощность. Вес корпуса после модер­низации возрос на 2827 тонн, из них около 1000 тонн пришлось на дополнительную броню.

Оригинально была решена проблема вооружения. 305-мм пушки выглядели очень слабыми против новых французских 330-мм. А разработка нового крупнокалиберного орудия для старых судов являлась делом невыгодным. Тогда итальянцы просто рассвер­лили свои 305-мм пушки до калибра 320 мм.

Дело выглядело весьма рискованным: пушки бри­танской конструкции, находившиеся на вооружении итальянских дредноутов, изготавливались путем на­мотки многих километров проволоки на внутреннюю трубу. При рассверливании пришлось удалить не­сколько слоев этой «намотки» и вставить новый лей-нер. Прочность могла сильно пострадать, но к чести итальянских оружейников надо отметить, что опера­ция прошла отлично: их линкорам пришлось не раз ве­сти огонь, и орудия, получившие обозначение «320/44 мм, модель 1934 года», показали себя прекрасно. На­чальная скорость снаряда, ставшего на 26% тяжелее, оказалась меньше. Но благодаря большему углу воз­вышения (27 градусов) дальность стрельбы увеличи­лась до 28,6 км. Десять 320-мм орудий размещались в двух трехорудийных башнях (весом 745 тонн) и двух возвышенных двухорудийных (весом 548 тонн). Бое­запас составлял 80 выстрелов на орудие.

Новые пушки дополнила более совершенная сис­тема управления огнем. Директор типа «Галилео» с двумя главными 7,2-метровыми дальномерами стоял на крыше носовой надстройки. Возвышенные башни имели посты центральной наводки и 9-метровые дальномеры, что позволяло вести стрельбу группами башен. В результате вооружение модернизированных кораблей оказалось вполне сравнимым по своим характеристикам с «французами».

Полностью обновилась вспомогательная артилле­рия. Место казематных 120-мм пушек заняли спарен­ные бронированные башенные установки того же ка­либра, размещенные на верхней палубе. Большой угол возвышения обеспечивал им дальность стрельбы 19,5 км. Данные для стрельбы вырабатывали посты наводки типа «Галилео», расположенные вместе с 5-метровыми дальномерами в средних башнях, имев­ших поэтому большие размеры. Остальные башни получили 3-метровые дальномеры. Боезапас составл­ял 2900 снарядов на все орудия.

100-мм зенитки установили в спаренных установ­ках со щитами. Они имели дальность стрельбы по го­ризонтали 15,2 км и до 10 км по вертикали. Их стрель­бу обеспечивали небольшие директоры с 1,5-метро-выми дальномерами, расположенные в башенках по бокам надстройки. Общий боезапас 3850 снарядов.

Разработанный в 1932 г. фирмой «Бреда» 37-мм зенитный автомат стал основным зенитным оружием ближнего действия в итальянском флоте. Спаренная установка весом 3,6 тонны имела угол возвышения 80 градусов, дальность стрельбы 8 км по горизонтали, 4 км по вертикали; скорострельность — 120—140 выст/мин; боезапас — 1500 снарядов на ствол. Шесть таких установок на «Cesare» и «Cavour» стояли следующим образом: две на полубаке между носовы­ми башнями, две — на надстройке между трубами и две на платформах позади второй трубы.

Зенитные пулеметы к концу 30-х годов утратили свое значение, их стали заменять автоматами. У итальянцев это был 20-мм автомат «Бреда». Скорост­рельность 240 выст/мин, дальность стрельбы 5,5 км; боезапас 2400 снарядов на ствол; выпускался в оди­ночных и спаренных установках. У «Cesare» и «Cavour» такие спарки размещались по две на кры­шах второй и третьей башен ГК и на грот-мачте.

В целом зенитное вооружение итальянских кораб­лей все же являлось слабым. Отсутствие хорошего универсального орудия заставляло конструкторов ставить раздельные противоминные и дальние зенит­ные батареи, ограничивая число стволов тех и других.

Большие изменения претерпела палубная и подводная защита. Заменить бортовую броню, конст­руктивно входившую в структуру корпуса, оказалось невозможным. Зато между нижней и главной палубой появилась внутренняя цитадель, охватывавшая ме­ханизмы и барбеты башен ГК. Толщина ее стен — 70 мм. крыши — 80 мм над механизмами, 100 мм над погребами.

Нижняя палуба в пределах цитадели отсутствова­ла из-за возросших габаритов котлов и турбин, но по бокам от цитадели ее толщину довели до 50 мм. Верх­няя палуба в средней части осталась без изменении, только в районе барбетов ее толщина достигла 43 мм. Усилили сами барбеты: их обнесли снаружи дополни­тельным кольцом 50-мм брони.

Из-за утяжеления всех башенных механизмов, а также установки в башнях ГК новых дальномеров и усиления бронирования крыши до 140—110 мм, при­шлось уменьшить толщину лобовых плит до 240 мм. Возвышенные башни лишились тыловой броневой стенки. Башни 120-мм орудий имели 85-мм броню, барбетов у них не было. Кормовую боевую рубку уп­разднили. Хотя каземат сняли, общий вес брони уве­личился на З200 тонн, достигнув почти 40% от стан­дартного водоизмещения. Неплохо для «итальянцев», ранее считавшихся недостаточно защищенными.

Противоторпедную защиту главный кораблестрои­тель вице-адмирал Умберто Пульезе предложил устроить в виде двух концентрических труб. Внутрен­няя была пустой, внешняя заполнялась жидкостью и на удаленной от борта стороне представляла собой 40-мм полукруглую броневую переборку. Энергию подводного взрыва воспринимал внутренний полый цилиндр, который разрушался под давлением жидкос­ти, возникшем от взрыва и ударной волны и заполнял­ся водой, ослабляя удар на остальные части корабля. Мнения о качестве такой защиты были разные. По опыту войны можно утверждать, что более важное значение имеет общая ширина, а не внутренняя фор­ма противоторпедной защиты.

Корабли получили двухвальные установки с турбо-зубчатыми агрегатами. Для повышения живучести, механизмы разместили эшелонно в шахматном по­рядке: по левому борту спереди находились котлы, за ними турбины, по правому — наоборот. Дальность плавания экономическим 13-узловым ходом состави­ла 6400 миль.

Полностью изменились надстройки. Носовая ба-шенноподобная надстройка в форме усеченного ко­нуса (с большой башней директора вверху), две близ­ко расположенные дымовые трубы и треногая грот-мачта стали характерной особенностью силуэта всех модернизированных, а также новых итальянских лин­коров.

Столь обширные работы потребовали немало средств и времени. Только через 4 года «Giulio Cesare» и «Conte di Cavour» вновь вошли в состав действующего флота. Впервые их показали в мае 1938 г. на морском параде в Неаполитанском заливе, устроенном в честь визита Гитлера.

0
Ленты новостей